Музей экслибриса - на заглавную, Exlibris Museum

Exlibris - "из книг"

 
Музей экслибриса
О музее


Категории экслибрисов
по автору
по теме

 
 Информация
литература
книжная графика
издательские марки

 

 

Григорий Кизель

К ИСТОРИИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЭКСЛИБРИСА

В богатейшем Рукописном фонде Академии наук Азербайджанской ССР, даже при беглом знакомстве, можно встретить на рукописных и старопечатных книгах разнообразные книговладельческие отметки - надписи, оттиски резиновой и медной резной печатками; иная книга содержит несколько подобных отметок, что говорит о последовательной принадлежности ее нескольким владельцам. Причем в семью экслибриса можно включить также надписи переписчиков книг (как правило, весьма любопытные и ценные), книгопродавческие знаки, надписи и знаки переплетчиков - все они в, разной степени помогают книговеду проследить пути миграции книги, изучить историю книжного собрания. Так, на рукописном Коране, принадлежавшем согласно мастичной печати некоему Бахману Мирзе из города Шуши (столица Карабахского ханства, конец XIX века), имеются надписи, удостоверяющие, что книгу переписал в 1818 году Абдулгасим Ширази по заказу Аббаса Мирзы из Тебриза. Весьма витиеватую надпись оставил переписчик "Хамсе" (список XVI века), трудясь для книголюба Мухаммеда Мамеда Перванчи страстного поклонника бессмертного творения Низами Гянджеви. И надписи, и оттиски - арабского или фарсидского письма. Мастичные оттиски чаще всего вензельные. Выдающийся педагог, библиофил и пропагандист книги Абдул Гани Нахави из города Шеки собрал около шестисот ценнейших рукописей восточных писателей с большим количеством разнообразных книговладельческих помет, знаков и надписей; на этих рукописях четко проставлен и его экслибрис.
С начала XIX века азербайджанские библиофилы пользуются преимущественно штемпелем (советский экслибрисовед С. П. Фортинский совершенно справедливо называл его штемпельным экслибрисом, так как в сущности он ничем не отличается от печатного наборного ярлыка). Сам по себе штемпель играет чисто служебную роль. Но среди штемпелей азербайджанских библиофилов мы наблюдаем довольно большое разнообразие.
Иногда они очень скромны, представляя лишь фамилию владельца. К таким относится штемпельный экслибрис первого председателя Совнаркома Азербайджана Наримана Нариманова. Он явился совершенно неожиданной и исключительно интересной находкой, ибо об экслибрисе Н. Нариманова не было известно даже в тесном кругу библиофилов. Оттиснут он на книге Менагебе Сеид Баттал Гази "Рассказы" (1870, на турецком языке). Штемпель двойной: в верхней части читаем по-русски "Н. Нариманов", а строкой ниже арабской вязью выведены полностью имя и фамилия владельца "Нариман Нариманов". Вполне понятно, что штемпель этот при всей своей скромности дает возможность рассматривать выдающегося политического деятеля-ленинца и с позиций книголюбия, книгособирательства.
Чаще всего встречаются овальные штемпели с русским и арабским шрифтом (иногда с указанием адреса библиофила). Такой штемпель, например, имеется у выдающегося ученого филолога Султа-Меджид Ганиева.
Но нередки и штемпельные экслибрисы с претензией на некоторую декоративность. Наиболее простым в этом отношении можно считать книжный знак известного азербайджанского фольклориста Абуль-Касым Гусейнзаде, представляющий замкнутую ленту, на которой аккуратно размещены имя и фамилия владельца, а внутри ее - имя родного города Баку. Очень красивый штемпельный экслибрис у первого народного артиста Азербайджана Мирза Ага Алиева.
В композицию штемпелей охотно включаются элементы, приближающие их к сюжетно-символическим экслибрисам. Одним из них является интересный штемпель Михаила Ярова, оттиснутый на не менее интересной книге "Комедии и повести", принадлежащей перу "капитана М. Ф. Ахундова". Скрещенные кортик и морской якорь на фоне щита, входящие в композицию экслибриса, позволяют предполагать, что владелец был военно-морским офицером, служившим на Каспии, сама же книга свидетельствует о степени образованности этого офицера.
Работники Рукописного фонда сообщили, что ими обнаружены штемпельные экслибрисы выдающегося просветителя, писателя, друга декабристов Аббас-Кули Бакиханова и известных бакинских книгоиздателей-библиофилов братьев Оруджевых - это тоже замечательные находки в мире книжного знака. Следует отметить, что в тексте старых штемпельных экслибрисов обычно отсутствуют традиционные слова "из книг", "книга"; появляются они в основном после 20-х годов XX века.
Многие книголюбы Азербайджана и в настоящее время метят книги личных библиотек шрифтовыми или декоративными штемпелями. Часто эти книжные знаки, небрежно оттиснутые, попросту грязнят книгу. Традиция? Или все дело в том, что резиновую печатку заказать намного проще, чем микрогравюру, которую надо еще тиражировать? Думается, действительная причина прежде всего - в неравномерном развитии печатного художественного экслибриса, в недостаточном внимании к нему со стороны не только рядовых книголюбов, но и книговедов, искусствоведов.
Вместе со штемпельным экслибрисом жил и родственный ему штемпельный книгопродавческий знак - бакинские книгопродавцы оттискивали его обычно на форзацах книг. Изящная надпись, как бы расположенная симметрично на полоске бумаги, представляет "Книжный магазин М. К. Попова". Двойной овальный штемпель "Книжная торговля "Сотрудник". Баку. Николаевская ул." указывает, как мы видим, и адрес магазина. Интересно отметить, что только по штемпелю "Книжный магазин Л. Б. Хиддекель. Баку" мы узнали о существовании этого магазина, ибо даже в таких подробных дореволюционных справочниках, как "Весь Баку" и "Весь Кавказ", он почему-то отсутствует. А вот совсем недавно стал известен и печатный книгопродавческий знак - овальный, красного цвета ярлычок с рельефной надписью "Торговый дом Р. Сегаль и С ья. Баку, Владикавказ и Новороссийск". Здесь не лишне сказать несколько слов в защиту книгопродавческих знаков. Современные книжные магазины, за редким исключением, не применяют их. И совершенно напрасно: выполненный художественно, этот знак отлично играет рекламную роль. Это правильно понял в свое время известный букинист В. И. Клочков, заказывая свои книгопродавческие знаки самым знаменитым русским графикам.
В 1969 году советский график Р. С. Бедросов выполнил для бакинского магазина "Севиндж" ("Радость") прекрасный книгопродавческий знак с портретом и стихами великого азербайджанского поэта Вагифа. Некоторое время этот знак успешно применялся работниками магазина.
Знаки переплетчиков известны как штемпельные, так и печатные (например, наклеивающаяся этикетка размером 22х36 мм "Переплетное заведение И. Е. Шакова, г. Баку").
Печатный экслибрис появился в Азербайджане только после Великой Октябрьской социалистической революции. Он стал детищем советского азербайджанского изобразительного искусства, советской культуры.
Первый печатный книжный знак на земле Азербайджана был выполнен в 1934 году для наркома просвещения республики Мустафы Кулиева. Автор знака - один из первых художников книгоиздательства "Азернешр" Людвиг Францевич Книт, знаток иранской миниатюры, работавший также в плакате и в живописи. Его экслибрис (единственная работа художника в этом виде графики) дает образ владельца, выдающегося большевика ленинца, талантливого литературного критика и театроведа, редактора первого азербайджанского советского литературного журнала "Маариф ве меденийет" ("Просвещение и культура"). Этот выдающийся человек стоит в ряду тех, кто закладывал основы азербайджанской культуры, - не случайно называли его "азербайджанский Луначарский".
Основная деталь композиции этого знака - пятилепестковый цветок, стилизованная звезда, внутри которой выписано "Ленин". Сам цветок заключен в восьмиугольник - шебеке, являющийся характерной деталью азербайджанского орнамента. Русский текст внизу и вязь арабских букв сверху гармонично заключают композицию.
Интересно, что личность владельца знака была установлена в результате долгой переписки с крупнейшими советскими коллекционерами книжных знаков и поисков в Баку - среди книголюбов, художников. Предварительно, исходя из сюжета знака, можно было утверждать, что владелец, безусловно, образованный, культурный человек, партийный работник.
Первым откликнулся известный ленинградский собиратель Б. А. Вилинбахов: сообщил, что экслибрис принадлежит Мустафе Кулиеву, автором же его является некто Книт. Вслед за ним фамилию автора знака и имя его владельца сообщил видный московский собиратель и экслибрисовед, обладатель крупнейшей в СССР коллекции отечественных экслибрисов, человек высокой эрудиции, доктор юридических наук С. П. Фортинский. Сообщил и год создания знака - 1934. И наконец, народный художник Азербайджана М. А. Власов, близко знавший Л. Ф. Книта, хорошо знакомый с его графическими работами, подтвердил безусловное авторство экслибриса и подробно рассказал о самом художнике, его творчестве.
Современный азербайджанский книжный знак, несмотря на молодость, с каждым годом все увереннее завоевывает признание в семье советских экслибрисов. Он получил известность и за рубежом ("Jubilegna vystava sovietskych kniznych znacen 1945- 1975. Katalog". Братислава, 1975; "Sovetska exiibris 1945-1975 Menny katalog". Прага, 1975). Растет его содержательность и художественная ценность. Увеличивается количество авторов-экслибрисистов в республике; наиболее активно выступают в этом жанре художники Е. Шалыгина, Д. Муфидзаде, Л. Иванов, Б. Касумов.
искусства экслибриса способствует работа секции экслибрисистов Бакинского городского клуба книголюбов. Секция регулярно проводит тематические лекции, организует выставки, экспозиции, в том числе выездные (Киев, Минск, Тбилиси), готовит к изданию печатные материалы, занимается составлением подробной библиографии азербайджанского экслибриса. Члены секции постоянно выступают в союзной и республиканской периодической печати с информацией о развитии экслибриса в Азербайджане, с анализом творчества выдающихся мастеров советского экслибриса, поддерживают тесные дружеские контакты с иногородними клубами и секциями.
Подводя итог, можно сделать некоторые выводы.
Предшественниками современного экслибриса в дореволюционном Азербайджане были различного вида владельческие надписи; не исключено существование и рисованных экслибрисов, учитывая литературные и культурные связи средневекового Азербайджана с одной из крупнейших развитых стран - Ираном (найденные там рисованные экслибрисы относятся к XI веку).
Печатный художественный экслибрис родился в Советском Азербайджане как искусство социалистического реализма и стал частью советской книжной культуры.
Азербайджанский современный экслибрис сюжетно, композиционно и формально тяготеет к европейскому и русскому книжному знаку; вместе с тем в нем заметно проявляется и национальный колорит. Об этом говорит и использование художниками характерных восточных сюжетов, и включение в композицию экслибриса характерных деталей азербайджанского орнамента, а также соответственное изображение надписи на знаке.
Азербайджанское экслибрисоведение - серьезное подспорье в изучении истории библиотек и других книжных собраний республики, в изучении книговладения в целом и личностей выдающихся книголюбов.

Источник:       Альманах библиофила. Вып.15. Изд "Книга", 1983

в начало

© Идея и подбор материала - Нелепец Виктор Васильевич
©Дизайн, программирование и техническая поддержка - Нелепец Андрей Викторович
Дата создания - Февраль 2002 года.

Rambler's Top100