Музей экслибриса - на заглавную, Exlibris Museum

Exlibris - "из книг"

 
Музей экслибриса
О музее


Категории экслибрисов
по автору
по теме

 
 Информация
литература
книжная графика
издательские марки

 

 

Яков Бейлинсон

ИСТОРИЯ И ЖИЗНЬ СТРАНЫ В ЭКСЛИБРИСАХ

С первых послеоктябрьских дней наше изобразительное искусство служит делу революции, делу народа. Это в полной мере относится и к разнообразным видам графики - от политического плаката до произведений малых форм. Все лучшее, истинно талантливое, что создано за шестьдесят советских лет нашими художниками, в том числе в области малой графики, вошло в сокровищницу отечественной культуры.
Как атрибут книжной, а следовательно и общей культуры, как произведение искусства графики экслибрис привлекает к себе с каждым годом все большее внимание. Сохраняя верность своему изначальному назначению - быть охранной грамотой книги, советский художественный экслибрис стал вместе с тем и явлением общественным, он рассматривается сегодня как своеобразная энциклопедия профессий, интересов, увлечений многих тысяч друзей книги. Несомненным подтверждением тому служит интерес к публикациям в массовой печати и к выставкам экслибриса, рост числа собирателей, появление новых клубов экслибрисистов, ныне под эгидой Всесоюзного общества книголюбов. Показательно и обращение к этому роду графики сотен художников-профессионалов и любителей.
С первых шагов советское искусство экслибриса обрело, оставаясь верным лучшим традициям отечественной классики, новое содержание, новую тематику.
В 1925 г. видный мастер графики П. Шиллинговский создает превосходный экслибрис для Библиотеки имени В. И. Ленина в городе на Неве, где он жил и работал. Ильич изображен на гравюре выступающим перед рабочими и крестьянами. Через год Т. Белоцветова на книжном знаке для краснофлотца Г. Ф. Селезнева воссоздает профильный (силуэтный) портрет Ленина; включенные в сюжет ленинградский мотив и раскрытая книга означают тягу к знанию солдат революции. Ленин за работой над книгой - такую тему экслибриса для библиотеки Ленинградского университета избрал Г. Гидони (1929 г.). В 20-30-е гг. к образу великого вождя обратились, выполняя книжные знаки, художники И. Томковид, С. Телингатер, М. Фрам, Н. Дмитревский и др.
Ленинская тема - неисчерпаемый источник вдохновения для наших художников. Постоянно пополняется коллекция советского книжного знака работами, посвященными Ильичу. Большое число таких экслибрисов было создано к полувековому юбилею Советской власти и к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.
Выдающийся украинский мастер, народный художник СССР В. Касиян для Ленинианы в своей личной библиотеке создал ксилографию с портретом Ленина в центре композиции, а эстонский график, народный художник СССР Эвальд Окас выполнил офорт с изображением профиля вождя. Вильнюсский художник И. Климанскас воссоздал образ Ильича на экслибрисе для Института истории партии при ЦК Компартии Литвы.
Один из старейших московских графиков Г. Кравцов создал книжные знаки для библиотеки Шушенской мемориальной зоны, члена Коммунистической партии Л. А. Фотиевой, работавшей с В. И. Лениным в Совнаркоме. Он же выполнил проект экслибриса для Музея В. И. Ленина. Ряд знаков исполнил рижанин А. Юпатов, и среди них два для Музея революции Латвийской ССР.
Три экслибриса на ленинскую тему сделали москвичи Е. Голяховский, А. Калашников и В. Фролов для библиофила В. Н. Алексеева, который собрал уникальную коллекцию прижизненных изданий трудов Ильича, литературы о нем.
Здесь названы лишь некоторые ленинские книжные знаки. На выставках, которые организуются ежегодно в разных городах страны, таких знаков - сотни. В 1976 г. одну из крупнейших экспозиций "Образ В. И. Ленина в экслибрисе" подготовила секция любителей книги Одесского Дома ученых, посвятив эту выставку XXV съезду КПСС. На ней было представлено около 300 работ.
На протяжении шести десятилетий Советской власти художники вводят в сюжеты книжных знаков мотивы, связанные со строительством новой жизни. Один из первых таких экслибрисов был адресован библиотеке отделения Госиздата в Петрограде (художник С. Иванов на фоне городских зданий изобразил рабочий митинг, а в центре композиции поместил раскрытую книгу). В начале 20-х гг. мастера графики создают книжные знаки с индустриальными пейзажами. Дымящие заводские трубы, дома-новостройки, освещенные восходящим солнцем,- на ксилографии художника А. Лео "Из книг Б. Н. Коломарова". Началу социалистической индустриализации посвятил В. Фаворский сюжет книжного знака для Сергея Пятина (1925 г.).
Хамовнической районной школе фабрично-заводского ученичества (в Москве) экслибрис сделал (в 1926 г.) другой известный мастер - М. Маторин: на черном округлом поле красивой вязью дана аббревиатура "ФЗУ", вверху - маленькая звездочка.
Выразителен экслибрис Библиотеки Государственного издательства РСФСР, выполненный Н. Пискаревым в 1923 г.: книжные полки, молния-стрела, идущая от них, указывает на работающую печатную машину (ею управляет мастер), на высветленном бумажном листе девиз: "Книга народу". Позднее художник сделал столь же выразительный знак для библиотек Домов Красной Армии с фигурой советского воина в центре композиции.
На одном из знаков художника Н. Алексеева, относящемся к середине 20-х гг., мы видим праздничную демонстрацию, идущую в направлении к раскрытой книге, на которой известная марка ГИЗа. Тяга широких масс к знанию показана многими художниками на экслибрисах разных лет.
Интересно решен книжный знак Е. Бургункера для библиотеки Гослитиздата (1935 г.) - Серп и Молот, символизирующие союз рабочего класса и крестьянства, раскрытая книга, а на ней Пегас. Иными словами, художественная литература неразрывно связана с интересами народа. Гравюра изящна, хорошо скомпонована.
В искусстве экслибриса находят отражение темы гражданской войны, бессмертного подвига фронта и тыла в годы Великой Отечественной войны.
Превосходный экслибрис создал народный художник СССР проф. И. Кузминскис для видного деятеля Коммунистической партии и Советского государства А. Снечкуса - могучая фигура рабочего с развернутым знаменем в руке олицетворяет верность идеалам социалистической революции.
Бойца, стоящего на страже завоеваний Октября, изобразил и П. Павлинов на гравюре "Из книг В. П. Никифорова" (1932 г.). Белорусский скульптор А. Грубэ в своем единственном экслибрисе, сделанном в 1927 г. для А. Барановского, отобразил эпизод гражданской войны: красноармейцы освобождают из тюрьмы политических заключенных. (С. Фортинский ошибочно приписал эту работу белорусскому художнику А. Н. Тычине. См.: "Книга. Исследования и материалы", 1960, сб. 2, с. 351, а также: Белорусский книжный знак. Минск, "Беларусь", 1975, с. 51.)
"Мы - красная кавалерия и про нас былинники речистые ведут рассказ..."-песня эта живет в наших сердцах. Вместе с "речистыми былинниками" подвиг буденовцев воспевает и миниатюрная гравюра саратовского художника В. Мощенко - экслибрис для С. М. Буденного.
В числе последних ксилографии москвича В. Фролова - две с красным всадником в центре сюжетной композиции. Красноармейца и матроса изобразил Н. Калита на экслибрисе для И. Лившица (офорт, 1967). Подобного содержания книжные знаки есть у Г. Кравцова, В. Марьина (Томск), 3. Зузе (Рига) и многих других художников.
Среди наших книголюбов - большое число участников Великой Отечественной войны, во всех общественных и в большинстве лтчных библиотек имеется литература, посвященная военному времени, - документальные сборники, монографии, романы, повести, стихи, мемуары. Естественно, что и в книжном знаке эта тема не могла не найти отражения. Особенно много знаков военной тематики создано к 30-летию Победы. Сюиту гравюр в честь городов-героев и героической Брестской крепости исполнил А. Калашников. Лучшая из них посвящена Москве - художник изобразил Кремль и вечный огонь на могиле Неизвестного солдата. Ксилограф С. Мочалов запечатлел в экслибрисе тему обороны Ленинграда.
Молодой московский график В. Егоров сделал знак для личной библиотеки генерала армии, дважды Героя Советского Союза П. И. Батова. На экслибрисе изображен фрагмент мемориала в Волгограде.
Краснодарец В. Пташинский, выполнивший два знака к юбилею Победы, "напоминает" в них о сражениях за Крым. В партизанский лесной край переносит "действие" своей линогравюры днепропетровский график В. Хворост - на экслибрисе для легендарного вожака народных мстителей Федорова изображен партизан, спасший советских людей от фашистской расправы. Военная тема - и на его гравюрах для московских художников Н. Бута и Н. Овечкина, которые участвовали в сооружении диорамы, посвященной битве за Днепр. Несколько экслибрисов для фронтовиков сделал кемеровский художник Н. Кофанов.
Подобно тому, как в литературе очерк и стихотворение по горячим следам откликаются на важные события в жизни народа и страны, так в искусстве графики книжный знак оперативно отражает наше время.
Вскоре после полета первого человека в космос художник Г. Кравцов награвировал для Юрия Гагарина экслибрис, который теперь известен во всем мире. Вологодские мастера графики Н. и Г. Бурмагины поздравили космонавта П. Беляева, совершившего успешный полет во Вселенную, подарив ему экслибрис. Из Томска от В. Марьина получили знаки Н. Рукавишников и другие космонавты. Сразу после совместного полета "Союз" - "Аполлон" волгоградский художник В. Киселев создал книжные знаки для советских космонавтов А. Леонова и В. Кубасова, а также для их американских коллег. Эта сюита впервые была показана на международной выставке "Книга-75".
В честь Международного года женщины в 1975 г. был сделан ряд знаков, адресованных нашим современницам. Владимирский график В. Леонов выполнил великолепный экслибрис для прославленного колхозного вожака, дважды Героя Социалистического Труда Прасковьи Малининой. Лирична гравюра с изображением букета цветов, которую сделал другой владимирский мастер, Б. Французов, для народной артистки СССР Юлии Борисовой. Воспоминание о фронтовой юности избрал темой знака для поэтессы Юлии Друниной зеленоградец В. Чефранов; на экслибрисе эстрадной певицы Нани Брегвадзе, им же исполненном, звучит грузинский национальный мотив.
Перед тем как вступила в строй самая крупная в мире доменная печь в Кривом Роге, на этой всесоюзной ударной стройке девятой пятилетки побывал художник В. Хворост, работающий в издательстве "Проминь". В результате возник замысел сделать не только серию линогравюр с доменными "пейзажами", но и экслибрисы для участников стройки. В экспозиции, посвященной ДП-9, были представлены его миниатюрные гравюры, на которых значились имена строителя Героя Социалистического Труда И. Бакунца, парторга цеха С. Нескоромного, академика 3. Некрасова и др.
1976 год вошел в историю как год XXV съезда КПСС. К этому всемирно-историческому событию ряд художников создал книжные знаки в подарок делегатам высшего партийного форума. На московском заводе "Серп и молот" Героя Социалистического Труда, делегата XXV съезда КПСС Виктора Клюева знают не только как замечательного сталевара, но и как страстного книголюба. В его домашней библиотеке - сочинения В. И. Ленина, сборники речей и статей товарища Л. И. Брежнева, тома русской и зарубежной классики, советская литература, подписные издания. Для личной библиотеки знатного рабочего экслибрис сделал зеленоградский художник Е. Желтухин. Этот знак портретный - сталевар изображен наблюдающим за плавкой.
В композицию книжного знака для своего земляка Николая Злобина, тоже Героя Социалистического Труда и делегата XXV съезда, В. Чефранов ввел многоэтажный дом-новостройку, книгу и мастерок, в перспективе намечен тончайшей линией силуэт Московского Кремля.
Большую группу в многотысячной коллекции советской графики малых форм составляют юбилейные экслибрисы. Отмечая вместе со всем народом 70-летие первой русской революции, художники создали ряд гравюр, посвященных этой знаменательной дате. Владимирцы В. Леонов и Б. Французов представили на конкурс, объявленный библиотекой Краснопресненского района Москвы, по три работы. Волгоградец В. Киселев выполнил знак для Краснопресненского отделения ВОК. Тема знака: 1905 год - мощный удар по самодержавию.
В год 175-летия со дня рождения А. С. Пушкина "фонд" великого поэта пополнился новыми работами художников из разных городов страны. Серию знаков на темы "Евгения Онегина", "Медного всадника", "Цыган", "Повестей Белкина" создал старейший саратовский мастер рисунка Б. Протоклитов. Каждая из этих миниатюр имеет в композиции силуэт великого поэта. График из Луцка Н. Шамрила, завуч здешней художественной школы, сделал в технике гравюры на линолеуме экслибрисы с портретом Пушкина и с воспроизведением одного из рисунков - для А. Сибиряковой, а по мотивам "Сказки о золотом петушке" для председателя Московского клуба экслибрисистов С. А. Вуля. Содержание этой сказки обыграл в одном из сюжетов и москвич Б. Левшин. Несколько знаков создал Ф. Молибоженко из Новороссийска.
Когда отмечалось 150-летие восстания на Сенатской площади, декабристскую тему воплотили в экслибрисах В. Егоров (для академика М. В. Нечкиной), Е. Желтухин (для академика М. П. Алексеева и поэта А. Суркова), художник из Выборга В. Шпигов (для книголюба Ф. Клименко) и другие.
В честь 200-летия Большого театра В. Чефранов выполнил книжный знак прославленному артисту балета, лауреату Ленинской премии В. Васильеву (сцена из спектакля "Спартак"), Е. Желтухин - для личной библиотеки Е. Образцовой (в роли Кармен), В. Леонов - для Н. Павловой.
Здесь, естественно, называются лишь отдельные работы художников-экслибрисистов, но и они дают представление о тематическом разнообразии и основных направлениях развития у нас искусства книжного знака.
Большую группу экслибрисов составляют знаки, посвященные памятникам истории и культуры. Значимость этой тематики с особой силой проявляется в свете недавно принятого Закона СССР об охране и использовании памятников истории и культуры.
Несколько лет назад Вологодская картинная галерея устроила специальную выставку "Памятники истории и культуры народов СССР на книжных знаках", на которой были представлены работы около ста художников. Можно смело сказать, что у нас нет ни одного мастера графики, который бы обошел эту тему в своих книжных знаках. Интересная выставка экслибрисов, посвященных Вильнюсу, была проведена в столице Литовской ССР.
Ежегодно пополняется эта часть коллекции. Вот лишь некоторые, взятые наугад, экслибрисы самого последнего времени - "Медный всадник" и Адмиралтейская игла на знаках ленинградца В. Шапиля, пороховая башня и церковь святого Якова, увенчанная петушком,- на ксилографиях народного художника Латвии П. Упитиса, Самарканд - на гравюре В. Морозова для врачей Гореловых и рисунке ташкентского художника В. Кедрина для В. Королюка. Великолепие древнерусских памятников сумели передать А. Калашников, А. Наговицын, Г. и Н. Бурмагины, В. Сергеев, Г. Ратнер, В. Куров и многие другие. Седой Кремль и рядом дом-новостройка - на одном из лучших знаков П. Кузаняна (для архитектора Патвакана Сардаряна), ленинские мемориальные места в Сибири -на знаках Н. Кофанова, памятники Томска - на линогравюрах В. Марьина.
Самостоятельная группа экслибрисов - портретные знаки, прежде всего те, на которых воспроизведены образы знаменитых людей прошлого и нашего времени. Такие знаки есть у многих художников. Белорусским мастером Е. Тихановичем создана настоящая портретная галерея: Пушкин, Лев Толстой, Лермонтов, Гоголь, Чехов, Крылов, Кольцов, Купала, Колас, Райнис, А. Франс, Бетховен, Шопен, Циолковский, академик Губкин, Юрий Гагарин...-- полсотни гравюр и офортов!
Как уже отмечалось, на многих произведениях малой графики "присутствует" книга, символизирующая жажду знания, царство света и мудрости, могучее чудо из чудес.
Заслуженный художник Украины С. Гебус-Баранецкая изображает девушку в национальном костюме, подносящую, как "хлеб-соль", на расшитом рушнике книгу. Книга солнцу подобна - таков смысл автоэкслибриса белорусского графика П. Герасимовича и знака новороссийца Ф. Молибоженко для Я. Швыдкова. Счастливых людей с книгами в руках можно увидеть на офортах народного художника СССР Э. Окаса, линогравюрах заслуженного художника Армении А. Мамаджаняна, рисунках бакинской художницы Е. Шалыгиной.
Совершенно очевидно, что довольно часто на книжных знаках фигурируют литературные сюжеты. Существует серия, например, посвященная Дон Кихоту (с большой полнотой она представлена у ленинградского библиофила Я. Добкина). Горьковского Данко, Павла Корчагина, молодогвардейцев, Ивана Шадрина и других героев советской литературы и искусства изображают мастера экслибриса.
Из "профессиональных" знаков (здесь есть учительские, медицинские, геологические, спортивные, для ученых разных специальностей) остановимся на тех, которые выполнены для писателей. Палитра этих черно-белых миниатюр многоцветна, ибо в ней отразились все краски писательских интересов и содержание их книг. Трудно даже перечислить "писательские" книжные знаки, которые созданы художниками за многие годы. Большая выставка этих экслибрисов, подготовленная журналом "Вопросы литературы" к VI съезду писателей СССР, собрала около 500 работ более ста художников из разных республик. Широкий резонанс в печати (о ней писали "Правда", "Известия", "Литературная газета", "Книжное обозрение" и другие газеты) говорит о том, что эта экспозиция привлекла внимание общественности, способствовала популяризации искусства малой графики.
Особо следует сказать о детском экслибрисе. Его массовость - это явление исключительно советского характера. Книга прочно входит в нашу жизнь с самого раннего детства. У большинства ребят есть свои, пусть небольшие, библиотечки. И совершенно естественно, что раздел детского книжного знака постоянно пополняется. Экслибрисы для детей отражают разнообразие их интересов, содержание литературы, входящей в круг их чтения. Тема охраны природы, вообще занимающая достойное место в графике малых форм, на детском экслибрисе воспринимается особенно остро. Прививать ребенку любовь к родной природе, к миру растений и миру животных - одна из благороднейших целей воспитательной работы. "Живой уголок" на книжных знаках способствует этим целям. Вот на лесной полянке ежиха читает книгу ежатам - московские художники В. Ковенацкий и Б. Кердимун сделали этот знак для Каримы Сибиряковой, ученицы 12-й спецшколы-интерната. Известный мастер графики В. Фролов населил многие свои гравюрки лесными гостями. Белочка "явилась" в Северодонецкую детскую библиотеку, медведь едет в санях на "Танюшиной книжке", а у Ани Ивенской на экслибрисе-офорте "поселилась" семья медведей.
Итак, даже краткий обзор развития советского экслибриса дает представление о необыкновенной тематической широте отечественных книжных знаков, о поразительной чуткости мастеров малой графики, оперативно откликающихся на события, которыми живет наша страна. В советском экслибрисе отражена славная история нашего народа, его созидательный труд, интернационализм, борьба за мир.
* * *
Следует остановиться на творчестве хотя бы некоторых художников, которые вносят вклад в развитие советского экслибриса.
Девять международных наград получил на конкурсах экслибриса за минувшие 6-7 лет московский мастер А. Калашников. В последние годы он выполнил свыше трехсот ксилографии. Большой успех выпал на долю серий книжных знаков для создателей советской авиационной техники (демонстрировались на выставке "50 лет гражданской авиации СССР") и в честь советских пограничников (для заставы им. А. Терлецкого, памяти пограничников - защитников Брестской крепости, для библиотеки журнала "Пограничник", для А. Кетова, Г. Власенко, К. Никитина и др.). Каждый новый экслибрис работы А. Калашникова встречается с большим интересом. Так было и с книжным знаком космонавта Б. Волынова, выполненным в те дни, когда он летал на корабле "Салют-5". и опубликованным в печати ко времени окончания полета. Художник постоянно совершенствует свое мастерство.
Активно работает в жанре малой графики один из видных наших мастеров деревянной гравюры, ученик В. Фаворского, Г. Кравцов, отметивший недавно свое 70-летие. Художник, как уже говорилось, чутко откликается на события нашей жизни, охотно дарит знаки общественным организациям (им созданы экслибрисы для главного книгохранилища страны - Библиотеки имени В. И. Ленина, для музеев Революции и Вооруженных сил, столичного Планетария, школы № 613, Первой московской библиотеки на общественных началах, ВГБИЛ и др.). Книголюбы разных городов украшают свои книги знаками работы Г. Кравцова. В небольших по размеру, выразительных по композиции гравюрах Г. Кравцова древний летописец соседствует с нашим современником, солнечный клоун с Петрушкой, девушка в татарском национальном костюме - с рабочим-лесорубом. Изящество и совершенство экслибрисов Г. Кравцова снискали им широкую известность.
К старшему поколению творцов советского книжного знака принадлежит народный художник Латвии, профессор Петерис Упитис (р. в 1899 г.). Число экслибрисов его работы превышает 350, из них, пожалуй, половина датирована последними пятью-шестью годами. Они превосходны по манере исполнения (все - гравюры на дереве), по ясности замысла и гармоничному сочетанию белых и черных пятен. Сюжеты их разнообразны: Дон Кихот и его оруженосец, красавица Рига (родной город П. Упитис любит самозабвенно), околица деревни со старыми ветряными мельницами, древний Египет... Работая в Художественной академии Латвии, П. Упитис воспитал десятки мастеров национальной графики. Лучшие из его учеников, например 3. Зузе, стали видными художниками-графиками.
Сравнительно недавно С. Гебус-Баранецкой присвоено звание заслуженного художника Украины. При этом были отмечены ее успехи в области графики малых форм. Значительное место в творчестве С. Гебус-Баранецкой занимает экслибрис. Более ста новых ксилографических книжных знаков исполнено ею за последние несколько лет. Когда рассматриваешь эти гравюры (белые штриховые композиции на черном поле), безошибочно определяешь профессию или круг интересов книголюба. Так, на знаке для врача-педиатра Г. Баранецкой изображен малыш, который тянется с букетиком цветов к медицинской эмблеме.
Уверенно вошел в мир экслибриса новороссийский художник Ф. Молибоженко. Настойчивая учеба у мастеров, напряженный труд довольно быстро выдвинули его в ряд признанных художников книжного знака.
Прошло немногим более семи лет со времени появления на выставках его первых экслибрисов, а ныне их уже около полутораста.
Тончайшая линия создает узорный наряд, который сродни русским кружевам. Можно только дивиться этой красоте и волшебной ажурности, созданной штихелем на самшитовой доске (два знака для Н. Соколовой, экслибрисы А. Пахмутовой, Т. Галиной, Г. Минаевой, М. Павловой, И. Христовой).
Нельзя не отметить сюиту экслибрисов Ф. Молибоженко для болгарских друзей - К. Васевски, П. Барсукова, К. Илиева, М. Делева, Е. Костова. Новороссийским мастером использованы здесь интересные сюжетные решения, подсказанные болгарской национальной традицией.
* * *
В 70-е гг. мы стали свидетелями рождения в стране нескольких национальных ветвей экслибрисного искусства.
Начало кабардинскому книжному знаку положено творчеством молодого талантливого графика Германа Суфадиновича Паштова. Им создано около 70 экслибрисов, причем большая часть - за три года (1974-1976). Издательство "Эльбрус" (г. Нальчик) выпустило в конце 1975 г. отлично оформленный альбом лучших его знаков (в этом же издательстве вышли оформленные Г. Паштовым книги, удостоенные конкурсных наград). В предисловии к альбому известный исследователь графики С. Ивенский пишет: "Достаточно один за одним посмотреть его экслибрисы, чтобы увидеть и понять, насколько интимной, любимой и отрадной областью творчества служит для их автора книжный знак". Гравюры пронизаны светлым мироощущением и часто переносят нас в его родной горный край. Любимая отчая земля зримо "присутствует" в знаках для писателей А. Кешокова, К. Кулиева, И. Кашежевой, дирижера Ю. Темирканова.
Художник из Молдавии Петр Влах - первый график гагаузов (небольшой народности, живущей в Молдавии). В его работах звучат гагаузские национальные мотивы. Знаки для библиотеки колхоза в селе Бещ Алма и для Историко-этнографического музея, находящегося в том же селе, для хирурга И. Борисова и этнографа Караоглу и другие экслибрисы художника свидетельствуют об удачных поисках и несомненном росте его мастерства.
В последнее десятилетие стали издаваться популярные книги об экслибрисе, подборки книжных знаков, иллюстрированные каталоги многочисленных выставок. В 1967 г. издательство "Книга" выпустило альбом "Экслибрис СССР". Через год появилась работа Е. Минаева "Экслибрис" ("Советский художник"), а в 1970 г. он же в соавторстве с С. Фортинским издал - вновь в издательстве "Книга" - капитальный труд под таким же названием. Эти издания, а также Памятки двухсот заседаний Московского клуба экслибрисистов сыграли немалую роль в распространении сведений об истории книжного знака, его мастерах.
В начале 1971 г. издательство "Советская Россия" порадовало поклонников малой графики превосходно изданным альбомом "Экслибрисы художников Российской Федерации". Думается, однако, что ничем не оправданные цветные подкладки портят восприятие черно-белых гравюр, зачастую приглушают их звучание.
Издательство "Книга", продолжая работу по пропаганде советского экслибриса, выпустило альбомы книжных знаков А. Калашникова, В. Фролова, Г. и Н. Бурмагиных, П. Упитиса, М. Верхоланцева. В серии "Книжные знаки мастеров графики" изданы иллюстрированные брошюры о творчестве В. А. Фаворского, А. И. Кравченко, Е. Н. Голяхов-ского, В. А. Фролова, Г. А. Кравцова, М. В. Материна. Готовит к печати эту серию Московский клуб экслибрисистов.
В 1973 г. издательство "Художник РСФСР" опубликовало монографию С. Ивенского "Мастера русского экслибриса". Жаль, что в целом серьезное исследование не лишено просчетов. В число мастеров книжного знака, которым посвящен специальный раздел, включены художники, сделавшие по одному-два знака, вместе с тем работы ряда видных графиков (заслуженного художника РСФСР А. Ушина, волгоградца Р. Копылова и др.) здесь не представлены.
Экслибрисы 35 художников содержит малоформатный альбом "Белорусский книжный знак", вышедший в Минске. Такое издание осуществлено впервые, его подготовили и сопроводили обстоятельной статьей старейший мастер графики А. Тычина и художник В. Шматов. В Ереване - тоже впервые - появились два каталога республиканских выставок, они знакомят с армянским экслибрисом.
Материалы о книжных знаках все шире печатаются в газетах и журналах. Большое внимание графике малых форм уделяют "Литературная газета", "Советская культура", "Книжное обозрение" и журнал "В мире книг".
Видимо, настало время для научного осмысления, глубокого анализа художественных особенностей и книговедческой роли советского экслибриса.
И еще об одном. В статье "Нужен полный свод книжных знаков!" ("Книжное обозрение", 1970, № 21) Евг. Осетров писал, что "пришла пора всерьез подумать об издании полного свода книжных знаков - и старых и новых". Надеемся, что Всесоюзное общество книголюбов сумеет осуществить этот давний замысел.

Источник:       Альманах библиофила. Вып. 4. Изд "Книга", М., 1977

в начало

© Идея и подбор материала - Нелепец Виктор Васильевич
©Дизайн, программирование и техническая поддержка - Нелепец Андрей Викторович
Дата создания - Февраль 2002 года.

Rambler's Top100