Музей экслибриса - на заглавную, Exlibris Museum

Exlibris - "из книг"

 
Музей экслибриса
О музее


Категории экслибрисов
по автору
по теме

 
 Информация
литература
книжная графика
издательские марки

 

 

Яков Бейлинсон

КОСМИЧЕСКИЙ ЭКСЛИБРИС

Весенний день этот никогда не изгладится из памяти людей планеты Земля.
"Свершилось великое событие, - говорилось в Обращении Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и правительства Советского Союза "К Коммунистической партии и народам Советского Союза! К народам и правительствам всех стран! Ко всему прогрессивному человечеству!" - Впервые в истории человек осуществил полет в космос. 12 апреля 1961 года в 9 часов 7 минут по московскому времени космический корабль-спутник "Восток" с человеком на борту стартовал в космос и, совершив полет вокруг земного шара, благополучно вернулся на священную землю нашей Родины - Страны Советов.
Первый человек, проникший в космос, - советский человек, - гражданин Союза Советских Социалистических Республик! Это - беспримерная победа человека над силами природы, величайшее завоевание науки и техники, торжество человеческого разума Положено начало полетам человека в космическое пространство. В этом подвиге, который войдет в века, воплощены гений советского народа, могучая сила социализма".
Честь стать пионером освоения космоса выпала Юрию Алексеевичу Гагарину, чье имя дорого всему миру, народам всех континентов. Оно стало символом величия подвига во славу человечества
Юрий Гагарин… Сын колхозника со Смоленщины, внук рабочего путиловского завода, что в славном городе на Неве, колыбели Великого Октября. Он облетел вокруг Земли за 108 минут и, говоря словами летчика-космонавта СССР В Шаталова, как бы "позвал все человечество изучать и осваивать Вселенную" "Гагарин - олицетворение вечной молодости нашего народа. В нем счастливо сочетаются природное мужество, аналитический ум, исключительное трудолюбие". Слова эти принадлежат академику Сер гею Павловичу Королеву.
За два с половиной десятилетия с советского космодрома Байконур стартовали к звездам более семидесяти космонавтов.
Многие из них написали о своих полетах книги, которые составляют поистине драгоценную часть в литературе, посвященной освоению звездного пространства. Широко известно - и об этом сами космонавты часто рассказывают, - что они постоянно дружат с книгой, у каждого есть домашняя библиотека. Вполне естественно, что художники выполнили для этих библиотек книжные знаки.
В классический фонд советской малой графики вошел экслибрис известного мастера ксилографии Гершона Кравцова, адресованный Юрию Гагарину. Создан этот знак был вскоре после исторического полета. Изящно, предельно лаконичными средствами художник, ученик знаменитого Фаворского, сумел с большой силой передать высокий смысл космического подвига. Гравюра эта многократно воспроизведена в различных публикациях, исследователи отмечали ее достоинства, подчеркивая в ней геральдическую ясность и четкость символики. Можно сказать, что кравцовский экслибрис как бы определил тональность графических миниатюр, которые впоследствии выполнялись в подарок космонавтам. А самым первым "гагаринским" знаком был рисунок, сделанный коллекционером из Тамбова, журналистом и графиком-любителем Николаем Никифоровым в апреле 1961-го. Тогда же он послал этот экслибрис в Звездный городок, и вскоре в Тамбов пришло письмо: "Дорогой Николай Алексеевич. Благодарю за книжный знак для моей библиотеки. Желаю успехов и здоровья. Юрий Гагарин".
В те знаменательные дни и другие художники подарили первооткрывателю космоса книжные знаки. Гагаринская тема продолжается в искусстве малой графики. К 20-летию первого космического полета художники создали книжные знаки памяти Юрия Гагарина. Один из них - ксилография заслуженного художника РСФСР Анатолия Калашникова. Немногочисленные композиционные детали, благодаря мастерскому их соединению, образуют убедительный художественно-ассоциативный образ. В линогравюре Германа Ратнера резкие переходы от черного к белому, характерные для его художнического почерка, придают особое звучание сюжету, где главное внимание сосредоточено на готовом к старту космическом корабле и фигуре человека, отправляющегося в глубины мироздания.
Прошло неполных четыре месяца после ста восьми гагаринских минут, и в орбитальный полет отправился еще один первооткрыватель космоса - Герман Степанович Титов. Вспомним: на "Востоке-2" он за двадцать пять часов совершил свыше семнадцати витков вокруг Земли, пролетев более 700 тысяч километров.
...С юных лет космонавт-Два рос, можно сказать, в книжной атмосфере. Это в его родном селе Косиха на Алтае жил и работал знаменитый педагог-книголюб А. М. Топоров, автор книги "Крестьяне о писателях" (отец космонавта С. В. Титов считал его своим первым учителем, а еще Адриана Митрофановича называли духовным дедом самого космонавта-Два. Во время одной из послеполетных встреч Герман Степанович подарил ему свою фотографию с автографом).
В мае 1962 года Герман Титов побывал в Калуге, в мемориальном Доме-музее Константина Эдуардовича Циолковского. Он внимательно знакомился со всем, что было связано с жизнью и деятельностью основоположника космонавтики, но дольше всего задержался у книжных полок, где рядом с художественной литературой - научные издания, труды К. Э. Циолковского, многих его последователей - с дарственными надписями. В книге посетителей Герман Титов оставил запись: "Дело, которому посвятил свою жизнь К. Э. Циолковский, это дело всех народов земли, заветная мечта всего человечества".
Когда минский график Евгений Тиханович, признанный мастер портретного экслибриса, к 10-летию полета Г. С. Титова решил подарить ему книжный знак, то вполне обоснованно связал в сюжете этой гравюры подвиги великого ученого и космонавта - одного из его наследников. В ином ключе осуществлены сюжетные решения другими художниками. Эпиграфом к работе Владимира Мицука из Симферополя можно взять те слова Германа Титова, что записал он в калужском Доме - музее.
В следующем, 1962 году 11 и 12 августа были выведены на орбиту вокруг Земли "Восток-3" и "Восток-4". Вели эти корабли пилоты высокого класса Андриян Григорьевич Николаев и Павел Романович Попович. Они совершили первый в мире групповой полет в космическом пространстве, продолжавшийся более 70 часов.
Один из крупных мастеров ксилографии Дайнис Рожкалнс, заслуженный деятель искусств Латвийской ССР, лауреат премии комсомола республики, выполнил для космонавта-Три изящный экслибрис. Гравюра эта и ныне может напомнить дважды Герою Советского Союза А Г Николаеву о тех трех августовских сутках, когда он с позывным "Беркут" летал вокруг голубой планеты.
...Павел Попович первым пришел в отряд космонавтов, и он встречал своих будущих товарищей по звездным трассам. Романыч, как они называли его, всегда служил примером для остальных летчиков в Центре подготовки космонавтов. Работать приходилось много. Вечерами он оставлял время для чтения. Сначала - научные книги по кибернетике, астрономии, физиологии. Потом, как вспоминают очевидцы, любил читать Маяковского, а от его "набатной" поэзии переходил к Есенину. Среди его любимых - и книги о родной Украине. Земляк космонавта, художник Александр Масик на экслибрисе удачно соединил тему полета во Вселенную с мотивом преданности отчему краю: украинский пейзаж хорошо "вписался" в сюжет.
Вскоре после его второго, 16-суточного, полета (июль 1974-го) книжный знак для дважды Героя Советского Союза П. Р. Поповича сделал другой мастер графики с Украины - Остап Оброца. Интересен композиционный замысел этого экслибриса, в центре которого человек, устремившийся к звездам, с книгой в руке. Служение книге - ныне важная грань деятельности Павла Романовича: на III съезде Всесоюзного общества книголюбов он избран заместителем председателя Центрального правления ВОК.
Три полета в космос - командиром экипажа - совершил дважды Герой Советского Союза Валерий Федорович Быковский. Перед стартом "Востока-5" он обратился с письмом к своим сверстникам, которое подписал: "Комсомолец Валерий Быковский". 14 июня 1963 года на орбиту отправился комсомолец. Его тезка Валерий Покатов в том году был еще школьником и тоже носил комсомольский значок.
Ныне известный график, он сделал в подарок своему земляку (оба родом из Подмосковья) экслибрис, изобразив космонавта читающим книгу (В. Быковский, проходя - первым! - испытание в сурдокамере, брал с собой в "комнату тишины" книги). А "звездный" лев символизирует не только августовский день рождения владельца, но и необоримую силу человека, покоряющего звездный мир.
После полета В. Ф. Быковского во главе международного экипажа (с гражданином ГДР 3. Иеном) книжный знак для него - с темой "Интеркосмоса" - сделал волгоградский художник Виктор Киселев.
Одновременно с "Востоком-5" был выведен на орбиту корабль с первой женщиной-космонавтом на борту. Валентина Владимировна Терешкова, Ярославна, как с любовью зовут ее в народе, совершила 48 витков вокруг Земли. "Беспримерный подвиг Валентины Терешковой, - заявила в те дни председатель Международной демократической федерации женщин Эжени Коттон, - является венцом всех достижений наших замечательных советских подруг". Величие этого подвига постарались отразить и художники в графических миниатюрах, адресованных В. В. Терешковой. Есть среди них и портретный книжный знак (автор - Евгений Желтухин), но в каждом экслибрисе присутствует чайка - это "дань" ее позывному.
В 60-е годы, да и позднее, когда речь шла о космических полетах, часто звучало "впервые в мире". Вот и в октябре 64-го был выведен на орбиту мощной ракетой-носителем трехместный пилотируемый корабль, экипаж которого возглавлял Владимир Михайлович Комаров. Через два с половиной года дважды Герой Советского Союза вновь отправился в космос, а накануне этого полета, к новому 1967 году, московский художник Владимир Найденко решил сделать для него книжный знак. Подготовил несколько эскизов, но остановился на сюжете с портретом космонавта москвича; в композицию он включил и символ его родного города - столицы СССР. Гравюра эта среди многого другого, что посвящено В. М. Комарову, хранит память о славном сыне Отечества.
Научным сотрудником корабля "Восход" был кандидат технических наук Константин Петрович Феоктистов, талантливый инженер - конструктор, участник Великой Отечественной войны. Конечно же специальная литература занимает особое место в его домашней библиотеке. И как точно соответствует характеру этой литературы гравюра на дереве, мастерски исполненная старейшим художником экслибриса Михаилом Фрамом, который вот уже шесть десятилетий работает в книжном искусстве. В небольшой по размеру гравюре все детали взаимосвязаны; лаконично, но очень убедительно отмечена специальность конструктора. Знак выполнен к 20-летию полета корабля "Восход".
Третьему в этом экипаже - врачу Борису Борисовичу Егорову экслибрис подарил молодой график Владимир Руткин. Естественно, что космический мотив сюжета он "подкрепил" медицинской эмблемой. Небезынтересно, что путь в космос для студента медицинского института начался с... книги. Вот что сам Борис Борисович об этом рассказывает: "Однажды в киоске на Пироговской улице (на Б. Пироговской находится 1-й Московский мединститут. - Я. Б.) я обнаружил книжку ,,Психология человека в самолете" знаменитого исследователя в области авиационной медицины Гротеволя. Что меня привлекло в этой книжке, сейчас трудно сказать. Пожалуй, иллюстрации. Это были изображения сверхзвуковых самолетов, скафандров... С интересом прочитал я книгу Гротеволя, нашел другие на ту же тему".
...После полета на "Восходе-2" космонавт Павел Иванович Беляев приехал в родные места на Вологодчине. Среди тех, кто встречался с ним, были известные графики из Вологды Генриетта и Николай Бурмагины, мастер ксилографии из Череповца Анатолий Наговицын. Беседовали с земляком и о его книжных пристрастиях. Прошли считанные недели, и космонавт получил в подарок экслибрисы. На одном из них, который предназначен для книг о родной земле, - пейзаж северно - русских мест, где прошли юные годы Павла Беляева. Наговицынская гравюра адресована специальной литературе в домашней библиотеке владельца.
Второй пилот корабля "Восход-2", стартовавшего к звездам в марте 1965 года, Алексей Архипович Леонов, как многие наверняка помнят, во время того полета - впервые в мире! - вышел в открытый космос, удалился от корабля до пяти метров и провел вне шлюзовой камеры 12 минут. Советская космонавтика одержала новую, очень важную победу. Ее, конечно, отметили и авторы экслибрисов, посвященных А. А. Леонову. Один из таких книжных знаков преподнес ему Михаил Паньков в начале ноября 1965 года, когда космонавт побывал в родных сибирских краях. Алексей Архипович на оригинале оставил автограф, с которым знак этот и воспроизводится в нашем издании. Есть его автограф также на ксилографии Юрия Живодерова, художника из Звездного городка. Среди леоновских экслибрисов и линогравюра москвича Бориса Малинина; эта графическая миниатюра публиковалась в газете "Комсомольская правда" под рубрикой "Наш конкурс". Еще одна сюжетная деталь, она связана с занятиями живописью: дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов - член Союза художников СССР, его космические полотна широко известны.
"Как и большинство моих товарищей, свободный час стараюсь посвятить чтению", - говорит дважды Герой Советского Союза Георгий Тимофеевич Береговой, начальник Центра подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина в беседе с корреспондентом журнала "В мире книг" (1984, № 9, с. 49 - 50). Когда он - в 43 года - пришел в отряд космонавтов, его уже знали, как человека высоких боевых и профессиональных качеств. Командир эскадрильи штурмовой авиации, Г. Т. Береговой за мужество и героизм, проявленные в Великую Отечественную войну, был удостоен Золотой Звезды Героя Советского Союза. В апреле 1961 года, когда мир узнал имя первого покорителя Вселенной, Г. Т. Береговому было присвоено звание "Заслуженный летчик-испытатель СССР" - им испытано 63 типа самолетов! В конце октября 1968 года он совершил полет в космос на корабле "Союз-3".
Книжное собрание Георгия Тимофеевича содержит и научно - техническую литературу, и мемуары, прежде всего авиаторов, серию "Жизнь замечательных людей", отечественную и зарубежную классику (Пушкин, Шевченко, Жюль Верн...).
Им самим написано несколько книг: "Угол атаки", "По зову сердца", "Небо начинается на земле", "Космос - землянам", которые пользуются широкой популярностью у читателей.
Создавая экслибрисы, адресованные космонавту Береговому, художники стараются отразить в сюжете и боевой и космический подвиги, как это можно видеть, например, на графических миниатюрах, выполненных московским графиком Владимиром Морозовым и Степаном Малышевым из крымского города Феодосии.
Известный мастер ксилографии, участник многих выставок - в том числе всесоюзных, международных, - Валентин Васильев создал красивый, яркий, и по форме, и по содержанию, экслибрис в подарок дважды Герою Советского Союза Владимиру Александровичу Шаталову, посвятив свою работу 15-летию его первого полета в космос. В. А. Шаталов совершил этот полет в январе 1969 года командиром корабля "Союз-4". Вспомним: он осуществил ручное сближение и стыковку с "Союзом-5" (пилотируемым Б. В. Волыновым), обеспечив членам экипажа этого корабля, А. С. Елисееву и Е. В. Хрунову, переход через открытый космос в свой корабль. В том же году Владимир Александрович еще раз был в космосе ("Союз-8"). И в третьем полете - на "Союзе-10" (в апреле 1971 года, тогда была проведена стыковка с научной станцией "Салют") он тоже возглавлял экипаж. Сейчас вот уже около полутора десятилетий В. А. Шаталов - руководитель подготовки советских космонавтов.
В символике гравюры псковского художника Валентина Васильева четко выражена главная цель достижений советской космонавтики - во имя жизни на земле. Подчеркнута и роль книги. В напряженной чернобелой вариации торжествует светлое пятно, придавая особую тональность идейно-художественному замыслу этого яркого произведения графического искусства.
С филигранным мастерством, в манере, характерной для его творческого почерка, награвирован видным книжным художником Юрием Космыниным еще один экслибрис для В. А. Шаталова; здесь отправной точкой сюжетного решения послу- жила дата рождения владельца (этот "ход", как мы увидим, художник использует и в другом книжном знаке).
Вновь книжный знак словно возвращает нас к началу года 1969-го. Это - ксилография заслуженного художника РСФСР Анатолия Калашникова. Выполнен экслибрис в те дни, когда Борису Валентиновичу Волынову было присвоено звание "Летчик-космонавт СССР" и Родина удостоила его Золотой Звезды Героя Советского Союза. Художник рассказывал: "В газетах напечатали выразительное фото: Б. В. Волынов в кругу семьи у домашней библиотеки. Писали о том, какую большую роль сыграла книга в его жизни. И пришло решение подарить Борису Валентиновичу экслибрис. Сделал его, как говорится, на одном дыхании". Гравюра эта часто экспонируется, напечатана в ряде каталогов. Гармоничная композиция, четкий, уверенный штрих, своеобычность сюжетного решения, очевидное совершенство исполнения сделали эту работу признанного мастера одной из лучших в его творческом арсенале, насчитывающем уже около 650 экслибрисов.
Бортинженером у Б. В. Волынова был Алексей Станиславович Елисеев. Позднее он совершил второй полет - на корабле "Союз-8" (октябрь 1969-го), а еще через полтора года третий - на "Союзе-10".
Вскоре после этого полета А. С. Елисееву посвятил экслибрис казахстанский мастер графики Василий Тимофеев. Оригинален сюжет гравюры: здесь слились воедино земная и космическая темы. Художник в шрифтовой части отметил и то, что владельцу знака было присвоено звание почетного гражданина города Караганды (на карагандинской земле совершил мягкую посадку, возвращаясь из космоса, экипаж "Союза-10"). А сравнительно недавно, к 50-летию дважды Героя Советского Союза, доктора технических наук А. С. Елисеева (июль 1984 г.), красивую двухцветную гравюру для его домашней библиотеки выполнил художник из г. Камышина Евгений Синилов. В трех частях интересного сюжета - "зарисовки" трех времен года, в которые проходили полеты Алексея Станиславовича к звездам, а в центре - стилизованная фигура человека во Вселенной, как бы связывающая, цементирующая всю композицию.
В полете на "Союзе-5" инженер- исследователь Евгений Васильевич Хрунов, как уже говорилось, осуществил вместе с А. С. Елисеевым переход через открытый космос в космический корабль "Союз-4". Это отметил в сюжете книжного знака для него московский график Евгений Терехов (он - главный художник журнала "Здоровье" - исполнил серию космических экслибрисов). Автор ксилографии воссоздал и образ русского воина - защитника Отечества, сына славной Тульской земли. Замысел ясен: нерасторжима связь героического прошлого народа и его великих свершений в наше время. Кстати, оба - и автор книжного знака, и космонавт - туляки по рождению.
Космическая эскадра - эти слова вошли в наш лексикон после тех трех памятных октябрьских дней - 11, 12 и 13 - 1969 года, когда с Байконура стартовали один за другим три космических корабля. На первом из них, "Союзе-6", - командир экипажа Георгий Степанович Шонин и бортинженер кандидат технических наук Валерий Николаевич Кубасов.
Начальную летную закалку Георгий Шонин получил в Одесской спецшколе ВВС. Понятно, что в Одессу он приезжает как в родной город. В один из таких приездов одесский книголюб и коллекционер, ветеран Великой Отечественной войны Б. Я. Левых передал космонавту книжный знак, который выполнил для его домашней библиотеки Евгений Горельчик. Врач из Ивано-Франковска, он со студенческих лет увлекся малой графикой, есть у него ряд интересных работ, среди которых и этот экслибрис. Символика его связана с осуществлением мечты К. Э. Циолковского (не случайно же здесь "отмечено" село Ижевское, что на Рязанщине, - родина великого ученого).
Вместе с Г. С. Шониным В. Н. Кубасов выполнил программу научно-технических исследований систем корабля, изучения околоземного космического пространства, испытывал различные способы сварки металлов в космосе. А пролетая над Центральной Россией, видел он свои родные места на Владимирщине, места дорогие сердцу каждого россиянина. Его земляк, мастер графики Владимир Леонов вырезал для космонавта на самшите экслибрис, в композицию которого включил и архитектурный памятник, и русские полевые цветы, и летящий "Союз", и две геройские звезды... Знак декоративен и выразителен. Из других книжных знаков, адресованных В. Н. Кубасову, следует отметить изящную линогравюру томского художника-журналиста Владимира Марьина, датированную июлем 1975 года, когда впервые в мире был осуществлен совместный полет кораблей двух стран - СССР и США - "Союз" - "Аполлон". Космическим рукопожатием назвали это событие, что образно показано и в сюжете экслибриса (третий раз В. Н. Кубасов летал командиром экипажа "Союза-36" на орбитальную станцию "Салют-6" вместе с гражданином Венгерской Народной Республики Берталаном Фаркашем. Этому полету он посвятил недавно вышедшую в Политиздате книгу "Прикосновение космоса").
В групповом полете в октябре 1969 года участвовал и Анатолий Васильевич Филипченко, возглавивший экипаж "Союза-7". А в декабре 1984 года исполнилось десять лет второй его "экспедиции" к звездам, и к этой дате приурочил киевлянин Александр Микловда свой подарок - графическую миниатюру, в сюжете которой рассказано и о космических полетах владельца знака, и о его любви к книге. На другой гравюре - ленинградца Николая Кофанова - изображен корабль и сельский пейзаж, может быть, напоминающий околицу деревни Давыдовка, где родился и рос дважды Герой Советского Союза А. В. Филипченко...
С юных лет не расставался с книгой московский школьник Владислав Волков - об этом рассказывали педагоги 212-й школы столицы в прессе после первого его полета на "Союзе-7". Собрал свою хорошую библиотеку. Здесь и книги о самолетах, и художественные, и спорту посвященные. Он любил повторять пушкинские слова: "Чтение - вот лучшее учение". Когда в июне 1971 года Владислав Николаевич Волков вторично стартовал на орбиту с Байконура, художник В. Тимофеев, живший тогда неподалеку от космодрома, исполнил для домашних книг космонавта экслибрис. На раскрытой книге - земной шар. Передний план занимает фигура "крылатого" человека; возможно, есть в этой фигуре намек на то, что дважды Герой Советского Союза В. Н. Волков был руководителем федерации акробатики СССР.
Трижды совершал полеты в космос Виктор Васильевич Горбатко, первый раз инженером-исследователем на "Союзе-7", потом командиром экипажей кораблей "Союз-24" и "Союз-37". Как свидетельствует дата на ксилографии Е. Терехова, она посвящена была художником второму полету, но символика ее такова, что в сюжете звучит обобщенный космический мотив. Этот экслибрис был воспроизведен в буклете, изданном на нескольких языках к III Международной книжной выставке-ярмарке в Москве. Мастерски исполненную ксилографию недавно создал для домашней библиотеки дважды Героя Советского Союза В. В. Горбатко известный киевский художник Василий Лучко.
В групповом октябрьском 1969 года полете участвовал и "Союз-8" с летчиками-космонавтами СССР В. А. Шаталовым и А. С. Елисеевым. Июнь 1970-го, и на орбите целых 18 суток новый экипаж во главе с А. Н. Николаевым. Бортинженер "Союза-9" - Виталий Иванович Севастьянов (через пять лет он совершит второй полет в космос - на корабле "Союз-18"). С самого начала пути в науку его заинтересовал космос. За три года до полета Юрия Гагарина в многотиражке Московского авиационного института появилась - под рубрикой "Заявка на дипломный проект" - статья В. Севастьянова "Аппарат возвращения, или космический экипаж держит курс к Земле".
На всех этапах жизни важную роль для него играла книга. Вспоминая годы учебы Виталия в сочинской школе № 9, носящей имя Николая Островского, отец его особо отметил: "Читал очень много". Когда в восьмом классе юноша увлекся физикой, он не раз перечитывал книгу М. И. Корсунского "Атомное ядро". Дома у Севастьяновых хорошая библиотека, и ее, безусловно, украсит экслибрис, выполненный талантливым ксилографом Юрием Конновым. Знак этот - для тех книг, которые посвящены специальности владельца, а также шахматам (дважды Герой Советского Союза В. И. Севастьянов возглавляет шахматную федерацию СССР). Сюжет графической миниатюры строг по ассоциативному замыслу, динамичен, вся образная система стройна и тщательно продумана.
Обычными стали уже в начале 80-х годов длительные полеты орбитальных комплексов "Салют - Союз". А впервые научная станция "Салют" была отправлена в космос полтора десятилетия назад, и первую стыковку с нею осуществил в апреле 1971-го экипаж корабля "Союз-10". Напомним: третий раз полетели на нем в звездное пространство В. А. Шаталов и А. С. Елисеев, а с ними - инженером-испытателем Николай Николаевич Рукавишников. Через три с половиной года он вместе с А. В. Филипченко совершил на "Союзе-16" второй космический полет, и еще один - с болгарским космонавтом весной 79-го, что и "отметил" московский график Владимир Потапов на экслибрисе для домашней библиотеки космонавта-23. В гравюре "Из книг Н. Н. Рукавишникова" казахстанец Владимир Шефер совместил космический мотив с "картинкой" родного космонавту сибирского пейзажа.
...Графические миниатюры хранят память о героях космоса. Москвич Владимир Семенов адресовал книжный знак Георгию Тимофеевичу Добровольскому, а владимирский ксилограф В. Леонов - Виктору Ивановичу Пацаеву. Вместе с В. Н. Волковым они - командир экипажа и инженер- испытатель - выполнили стыковку корабля "Союз-11" с "Салютом". (Впервые была решена тогда задача доставки экипажа транспортным кораблем на борт научной станции спутника Земли.) И на одном и на другом экслибрисе можно "прочесть" об этом достижении космонавтов. Хотя они очень разные, эти два знака. У В. Семенова сюжетное решение сосредоточено главным образом на "облике" орбитального комплекса, а В. Леонов использует более детальную композицию, которая воссоздает момент стыковки (что фиксируется и конкретной датой), а также включает портрет владельца.
Динамична, однако "немногословна" композиция ксилографии, выполненной выпускником МВХПУ (бывш. Строгановского училища) Владимиром Тихомировым. Он решительно выделяет шрифтовую часть - фамилию владельца летчика-космонавта СССР Василия Григорьевича Лазарева. Верхняя, суживающаяся линия словно вырывается за пределы гравюры, напоминая маршрут полета...
Космический корабль летит во Вселенную, а рядом, слева, березки среди полевых цветов, такой близкий сердцу русский пейзаж, и справа - книги. Киевлянин В. Лучко так объясняет (в общем-то понятную) символику этого экслибриса, который он исполнил для летчика-космонавта СССР Олега Григорьевича Макарова: верность Родине и Знание - два главных источника наших побед в космосе. Ксилография поэтична, декоративна, мягкая серебристость придает ей нарядный вид. В сюжете как бы соединились все три космических полета дважды Героя Советского Союза О. Г. Макарова (на "Союзе-12" в сентябре 1973 года вместе с В. Г. Лазаревым; в январе 1978-го на корабле "Союз-27" к орбитальной станции "Салют-6" бортинженером в экипаже В. А. Джанибекова; ноябрь - декабрь 1980 - "Салют" - "Союз Т-3" совместно с Л. Д. Кизимом и Г. М. Стрекаловым). Заслуженный работник культуры Узбекской ССР Медат Кагаров также награвировал выразительный экслибрис в подарок космонавту.
Своеобразный сюжетный ход избрал художник Виктор Щербинин, работая над экслибрисом для дважды Героя Советского Союза Петра Ильича Климука, который тоже трижды совершал орбитальные полеты. В освоении космоса большую роль сыграл 63-суточный его полет - в качестве командира экипажа - вместе с бортинженером В. И. Севастьяновым на комплексе "Салют-4" - "Союз-18" летом 1975 года, когда были проведены очень важные научно-технические и медико-биологические исследования и эксперименты. А спустя три года П. И. Климук возглавил международный экипаж "Союза-30" (с польским космонавтом М. Гермашевским).
Москвич В. Щербинин отступил от традиционного космического образа, на его ксилографии - вылетающий из своего гнезда аист, крылья которого "упираются" в звездное небо. Как тонко передал здесь художник дыхание родной земли. Петр Климук родом из белорусской деревни, многие наверняка знают, как чтут в этих краях белого аиста. И каждый раз, открывая книгу, на обложке которой наклеен этот экслибрис, испытываешь такое волнение души, будто сердцем прикоснулся к родимой земле. Превосходно исполнен и другой книжный знак для П. И. Климука: псковский художник В. Васильев задумал эту гравюру в те дни, когда встретился с ним на своей персональной выставке в Звездном городке. Сюжет с греческой богиней Нике ("Победа") на фоне космических "вариаций", вероятно, не требует объяснений.
Оригинален и красив, с выверенной гармонией черных и белых тонов, рисунок книжного знака, адресованного бортинженеру "Союза-13" Валентину Витальевичу Лебедеву. Художник из Подмосковья Вацлав Зелинский сделал этот знак уже после того, как дважды Герой Советского Союза В. В. Лебедев вернулся из своего второго, рекордного по тому времени (1982 г.) 211-суточного полета на орбитальной станции "Салют-7" - "Союз Т-5". (В газете "Книжное обозрение" - № 14 за 1983 г. - был опубликован знак, выполненный Борисом Лебедевым, с Икаром в центре сюжета).
Легко "прочитывается" композиция экслибриса с именем еще одного бортинженера - Юрия Петровича Артюхина. На ксилографии, созданной Георгием Еремеевым, точно указаны "координаты" полета, остается добавить, что был он осуществлен в июле 1974 года.
И харьковский художник Алексей Литвинов не преминул обозначить полетные приметы на книжном знаке Геннадия Васильевича Сарафанова. В центре сюжета он изобразил космонавта, зажигающего "свою звезду". Есть еще в сюжете новогодняя елочка: 1 января - день рождения владельца знака. В подарок бортинженеру "Союза-15" Льву Степановичу Демину экслибрис сделал его земляк В. Семенов. В здании, которое изображено на рисунке, узнаешь Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского - ее окончил Л. С. Демин (здесь, учились и другие наши летчики-космонавты).
В январе 1985 года исполнилось десять лет первого космического полета дважды Героев Советского Союза Алексея Александровича Губарева и Георгия Михайловича Гречко (целый месяц работали они на орбитальном комплексе "Салют- 4" - "Союз-17"). Второй полет А. А. Губарев совершил в марте 1978-го, возглавив международный экипаж "Союза-28" (космонавт-исследователь, гражданин ЧССР В. Ремек).
В своей книге "Притяжение невесомости", выпущенной издательством "Современник" (1982 г.), А. А. Губарев пишет: "При всей нашей занятости мы с Володей все-таки находили время для чтения. У меня дома неплохая библиотека, и Ремек часто наведывался к нам за книгами". Этой домашней библиотеке и предназначены экслибрисы, выполненные московским графиком Вячеславом Егоровым - к юбилею первого полета ее владельца в космос - и волгоградским художником В. Киселевым, который сделал знак для книг о родном волжском крае. А вот признание Г. М. Гречко: "Еще в старших классах средней школы я увлекся чтением книг о межпланетных путешествиях Циолковского, Перельмана, а потом и самой идеей межпланетных полетов..." С самого начала космической эры он работал в группе подготовки к старту ракеты. И задолго до первого полета преподнес ему дружеский подарок художник Николай Еремченко: экслибрис с летящим в звездном пространстве кораблем... под парусами. Возможно, тут был намек на то, что рос Гречко в морском городе - Ленинграде. Второй полет Георгий Михайлович совершил на "Союзе-26" и "Салюте", и продолжался он 96 суток. Этому полету посвятил свою ксилографию псковский мастер графики В. Васильев.
Экслибрис, повторим, может многое поведать о владельце домашней библиотеки. Вот книжный знак Героя Советского Союза Виталия Михайловича Жолобова: зеленоградец Борис Малинин как бы передал в гравюре рассказ самого космонавта о родном его рыбацком селе на Черном море, о морском промысле, который был для семьи главным делом (48-суточный полет бортинженер В. М. Жолобов выполнил вместе с Б. В. Вольтовым летом 1976 года на корабле "Союз-21" и орбитальной станции "Салют-5").
Как новелла, созданная штихелем, воспринимается книжный знак, выполненный художником из столицы Удмуртии Александром Кузьминым в подарок дважды Герою Советского Союза Владимиру Викторовичу Аксенову. Много узнаешь из ее сюжета: и о том, что родом космонавт из касимовских мест (дан герб города) на Рязанщине, и о том, что был летчиком, и о двух космических полетах - на "Союзе-22" (осень 1976-го), "Союзе Т-2" (лето 1980-го). Все это в сочетании с пейзажными земными "зарисовками" и звездными мотивами мастерски скомпоновано. С корабля "Союз-22" было проведено фотографирование земной поверхности в шести зонах спектра. "Моя задача, - говорил В. Аксенов, - управление фотосистемой". Уголок Земли, "увиденный" через фотообъектив из далекого космоса, изобразил на своем рисунке художник В. Семенов.
Графическая миниатюра, предназначенная для домашней библиотеки Героя Советского Союза Вячеслава Дмитриевича Зудова, рассказывает, что он выполнил полет на корабле "Союз-23" (художник А. Литвинов). Бортинженером на этом корабле был Валерий Ильич Рождественский. Личные его книги украшает ксилография, созданная известным московским художником Анатолием Мосийчуком. Космическая символика в сюжете не требует пояснений, но морская... Послушаем, что рассказывает о Герое Советского Союза В. И. Рождественском командир экипажа: "Незадолго до встречи со Звездным Валерий командовал группой водолазов, и не обычных, а глубоководников". И становится понятной еще одна аллегория в этой интересной гравюре. В шрифтовой части использовано латинское изречение sic itur ad astra - таков путь к звездам.
"Сделать книжный знак в подарок Юрию Глазкову - такая мысль появилась у меня вскоре после его космического полета на орбитальном комплексе ,,Салют-5" - ,,Союз-24" в феврале 1977 года, - рассказывает киевский художник А. Микловда. - Замысел этот укрепился, когда смотрел телевизионные передачи, в которых принимал участие Герой Советского Союза Ю. Н. Глазков, и 101-ю по счету свою гравюру посвятил я космонавту".
Известно, что дома у Юрия Николаевича хорошая библиотека, любит он и искусство малой графики. По содержанию экслибрис Юрия Глазкова четок и ясен. Контрасты черного и белого "прерываются" мерцанием звезд и летящими в небе земными цветами, что придает сюжету определенное своеобразие.
Среди тех, кто совершил три полета в космос, - дважды Герои Советского Союза Владимир Васильевич Коваленок и Валерий Викторович Рюмин. Первый раз они стартовали вместе на "Союзе-25", а потом В. В. Коваленок выполнил 140-суточный полет (с бортинженером А. С. Иванченковым) на кораблях "Союз-29", "Союз-31" и орбитальной станции "Салют-6". В те дни, когда он полетел на "Союзе-29", белорусский художник Владимир Садин, известный многими гравюрами, публикуемыми в центральной печати, выполнил для земляка-космонавта экслибрис. Его сюжет содержит сведения о космических подвигах владельца знака. Мотив любви к родной земле отчетливо звучит в ксилографии москвича В. Покатова: образ девушки в венке из полевых цветов воспринимается как песнь о родине космонавта - Белоруссии, удачно введен в сюжет национальный орнамент.
Символика, избранная Ю Космыниным в ксилографии, адресованной домашней библиотеке борт-инженера В. В. Рюмина, требует пусть небольших, но пояснений. Прибегая вновь к своему излюбленному в космической теме приему, художник создает красивую, узорную композицию с созвездием Льва. Изображение научного орбитального комплекса как бы напоминает о 175-суточном полете на кораблях "Союз-32", "Союз-34" и "Салюте-6" (1979 г) или еще более продолжите- льном - 185 суток - на "Союзе-35", "Союзе 37" и тоже с "Салютом-6".Интересную графическую миниатюру в подарок В. В. Рюмину вырезал ташкентский мастер ксилографии М. Кагаров.
Дважды Герою Советского Союза Юрию Викторовичу Романенко, осуществившему полеты на орбитальную станцию "Салют-6" в конце 1977 года (этот космический "марафон" продолжался около 100 суток) и осенью 1980 года (вместе с кубинским космонавтом-исследователем А Тамайо Мендесом), экслибрис сделал художник Вячеслав Лукашов, как листки дневника - здесь странички с датами полетов Символически обозначен и тот поселок Колтубановский в Оренбуржье, где прошли детские годы и космонавта, и автора ксилографии. Лаконичен сюжет другого книжного знака, этот рисунок Валерия Курова полон внутреннего динамизма.
Единственный из космонавтов, пять раз посетивший звездную даль, Владимир Александрович Джанибеков, сколько помнит себя, всегда был неразлучен с книгой - и в родном поселке Искандер, неподалеку от Ташкента, и когда был суворовцем, и в годы учебы в Ейском высшем военном училище летчиков... Свободное время старается он посвятить книге: по астрономии, космонавтике, спорту, новому роману или классике. Круг его читательских интересов широк.
Для домашней библиотеки дважды Героя Советского Союза В. А. Джанибекова несколько художников награвировали экслибрисы. Интересную ксилографию, в сюжете которой перекликаются мотивы космические и читательские, исполнил лауреат премии комсомола Узбекистана Иван Кириакиди, известный мастер книжного искусства. Этот знак сделан после третьего полета (летом 1982 года В. А. Джанибеков возглавлял международный советско-французский экипаж, работавший на корабле "Союз Т-6" и орбитальной станции "Салют-7"; в январе 1978-го он доставил первую экспедицию посещения станции "Салют-6", а еще раз на эту станцию прилетел в качестве командира советско-монгольского экипажа "Союз-39", март 1981-го)).
В честь полета на "Союзе Т-12" летом 1984 года экслибрис космонавту подарил заслуженный художник РСФСР Владимир Носков. Он оригинально интерпретировал в сюжете миф о Персее, освобождающем Андромеду, перенеся его "действие" в звездное пространство. Символика, конечно, усложненная, но ведь известно, что миф этот широко использован в мировом искусстве (и в книжной графике), и трактовка его отличается большим разнообразием. Заметим, что космонавт изображен с палитрой в руке, и это вполне обоснованно: В. А. Джанибеков - член Союза художников. Кстати, он увлекается и малой графикой; в его творческом "арсенале" есть экслибрисы, один из которых включен во вторую часть нашего издания.
Выше упоминалось о первом международном космическом экипаже, в составе которого вместе с командиром А. А. Губаревым полет совершил чехословацкий космонавт- исследователь Владимир Ремек. В память об этом событии другу из ЧССР подарил экслибрис мастер графики Вадим Житников, преподаватель Московского художественного института им. В. И. Сурикова. Подобно другим его графическим миниатюрам, эту отличает четкая выверенность композиции, строгая оправданность и взаимосвязь всех ее деталей. Государственные флаги двух стран, как и силуэты-символы их столиц, олицетворяют нерушимость дружбы наших народов, а герб ЧССР символизирует сыновнюю преданность владельца своей родине. Есть на книжном знаке и дата старта "Союза-28".
Много раздумий рождает миниатюрная гравюра. Всмотримся в экслибрис Александра Иванченкова (художник Е. Терехов). В полосе света, идущего к небу от обелиска в память солдатам Великой Отечественной войны, устремился ввысь журавль. Обелиск этот на той земле под Ржевом, где в августе 42-го пал смертью храбрых в бою за свободу и независимость Отечества старший лейтенант Сергей Иванченков, командир мотострелкового взвода, отец будущего космонавта. Рядом в сюжете - космический корабль "Союз Т-6", на нем дважды Герой Советского Союза А С Иванченков был тоже бортинженером, а первый полет его "отмечен" вверху композиции (июнь - ноябрь 1978 года - 140 суток в космосе на орбитальном комплексе "Салют" - "Союз") "Хлеб и космос" - тема другого экслибриса, адресованного Александру Сергеевичу (художник Владимир Савельев)
Еще один книжный знак - настоящая новелла, созданная языком графики. В. Потапов посвятил этот знак польскому космонавту-исследователю Мирославу Гермашевскому. Братство народов, программа "Интеркосмос", профессия летчика, любовь к книге, "имя" космического корабля. Как говорится все есть и ничего лишнего, экслибрис декоративен, мастерски гравирован. Лаконичнее, но тоже интересно решен сюжет книжного знака, адресованного космонавту исследователю из ГДР Зигмунду Йену, выполнившему полет на корабле "Союз 31" (к станции "Салют- 6") Эта гравюра художника из г. Волжского В. Киселева - одна из серии его работ, посвященных космосу
Ленинградец Н. Кофанов решил сделать книжный знак в подарок дважды Герою Советского Союза Владимиру Афанасьевичу Ляхову, когда космонавт вернулся из своего второго полета ("Союз Т-9") Было это в конце 1983 года. А впервые - командиром экипажа корабля "Союз-32" - В. А. Ляхов "вышел" на орбиту в феврале 1979-го. Сюжет гравюры, как и в некоторых других космических экслибрисах, "немногословен", но тема получила здесь достаточно четкое решение. График из Зеленограда Б. Малинин "рассказал" в экслибрисе и о родном городе Владимира Ляхова - Антраците.
В советской малой графике видное место заняли работы новороссийского художника Федора Молибоженко. Широкую известность завоевала его серия экслибрисов, созданных для болгарских друзей (Ф. Д. Молибоженко был удостоен звания почетного гражданина города Сливена в НРБ). Интересный книжный знак посвятил он болгарскому космонавту Георги Иванову, который выполнил полет в международном экипаже "Союза-33". Яркая, мастерски исполненная ксилография, сюжет ее проникнут идеей великого содружества народов-братьев, Москвы и Софии. Свобода, Равенство, Счастье, Мир, Труд, Братство - эти слова, эти священные принципы венчают композицию гравюры, и в них основа всей ее символики.
Командиром экипажа на корабле "Союз-35" совершил свой первый полет в космос Леонид Иванович Попов, и вместе с В. В. Рюминым, напомним, он провел на орбите 185 суток, стартовав августовским днем 1980 года. Вскоре после возвращения на землю, в мае 1981-го, Леонид Попов вновь полетел к звездам (на "Союзе-40" с румынским космонавтом-исследователем Думитру Прунариу), потом на трехместном "Союзе Т-7" (с А. А. Серебровым и С. Е. Савицкой). Художник В. Потапов, работая над экслибрисом в подарок дважды Герою Советского Союза Л. И. Попову, решил "упомянуть" о дне первого старта. Сюжетное решение гравюры, естественно, заключено в полете космического корабля, четко проведена в ее символике идея мирного космоса (земной шар изображен в огромном букете цветов!). Киевский мастер графики Микола Стратилат ввел в композицию знака, адресованного Л. Попову, "живописное полотно", на котором дан образ покорителя Вселенной.
Во время своего полета на кораблях "Союз-35", "Союз-37" и станции "Салют-6" долгожители космоса Леонид Попов и Валерий Рюмин принимали у себя четыре экспедиции посещения, в числе которых были три международных экипажа с космонавтами-исследователями Берталаном Фаркашем (ВНР), Фам Туаном (Вьетнам) и Арнальдо Тамайо Мендесом (Куба). Видные советские мастера графики всем им сделали в подарок экслибрисы.
Заслуженный художник Кабардино-Балкарии Герман Паштов строит композицию ксилографии, адресованной венгерскому космонавту, на изображении звездных миров, интересно обозначая прорыв человека в эти миры. Москвич В. Покатов красиво передает - под пролетающим космическим кораблем - вьетнамский пейзаж (Фам Туан рассказывал, с каким волнением любовался он из далекой Вселенной родной землей). Другой московский мастер графики, Владимир Морозов, также интересно строит сюжет, используя эмблему "Интеркосмоса" (которую, кстати, часто видим на книжных знаках для космонавтов из братских стран), а также государственные флаги СССР и Кубы/ Фигура космонавта делает композицию динамичной, чему способствует и контрастная черно-белая ее тональность.
Два разных и по сюжету и по манере исполнения книжных знака Юрия Васильевича Малышева роднит, конечно, все та же космическая тема.
Каждая из графических миниатюр по-своему отразила его полеты во Вселенную первый - в июне 1980 года, когда он был командиром экипажей корабля "Союз Т-2" и второй - командиром трехместного корабля "Союз Т-11" весной 1984-го (была осуществлена стыковка с орбитальным комплексом "Салют-7" - "Союз Т-10") Открытые сюжеты у этих экслибрисов - художник В. Найденко изобразил тот уголок родной земли, который дороже всего человеку, в каких бы мирах он ни летал, а Е. Синилов выбрал шрифтовую композицию и минимум изобразительных средств, которые, однако, очень емки, относится это и к фигуре космонавта и к двум Звездам Героя Советского Союза.
"237 суток в космосе" - эти слова на книжном знаке Леонида Кизима свидетельствуют, что создан экслибрис после выдающегося события. Молодой график, член Союза художников СССР Ольга Рытман сделала его вскоре после того октябрьского дня 1984 года, когда герои космического марафона возвратились на Землю. А первый раз Леонид Денисович стартовал на орбиту еще в конце ноября 1980-го командиром экипажа вместе с О. Г Макаровым и Г. М. Стрекаловым. (Этому полету посвятил экслибрис известный художник-маринист, офицер флота Владимир Мухачев). Мастерски исполненная ксилография с внутренне динамичным сюжетом (космонавт изображен в открытом звездном пространстве) - одна из лучших графических миниатюр О. Рытман. Следует отметить здесь и интересное шрифтовое решение.
За три с половиной года бортинженер Геннадий Михайлович Стрекалов три раза совершал полеты в космос. Первый - в год своего сорокалетия на "Союзе Т-3" и станции "Салют-6", второй - на корабле "Союз Т-8", а третий - вместе с Ю. В. Малышевым и индийским космонавтом-исследователем Ракешем Шармой в апреле 1984 года.
Это подобно фантастике - каждый год стартовать к звездам Не потому ли Г. Паштов, посвящая третьему полету дважды Героя Советского Союза Г. М. Стрекалова экслибрис его домашней библиотеки, избрал сюжет, навеянный научно- фантастическими книгами. Серебристая тональность ксилографии придает ей особый колорит. Из всех своих увлечений Геннадий Михайлович выделяет горнолыжный спорт. Отметил это и художник Владимир Носков-младший в композиции знака для спортивных книг.
Летчику-космонавту СССР Виктору Петровичу Савиных книжный знак подарил талантливый псковский график Александр Шершнев. Тонкий штрих делает гравюру нарядной, книжный характер очевиден, точной символикой автор определяет ее диапазон - экслибрис предназначен и специальным изданиям и художественной литературе (как символ ее воспринимается гусиное перо на раскрытой книге). И еще одна гравюра из древнего русского города Пскова - двухцветный экслибрис с лаконичным, но выразительным сюжетом для Героя Советского Союза Анатолия Николаевича Березового. Командиром корабля "Союз Т-5" в мае 1982 года он стартовал к станции "Салют-7" и впервые осуществил стыковку с ней.
Сто первым космонавтом планеты стал монгольский космонавт- исследователь Жугдэрдэмидийн Гуррагча. Это памятное событие отмечено и на книжном знаке, подаренном ему художником Е. Тереховым. Получив этот подарок, Ж. Гуррагча прислал автору экслибриса письмо со словами горячей благодарности. Памятник национальному герою МНР Сухэ Батору и государственный герб республики органично вошли в композицию, основную часть которой занимает фигура космонавта на фоне звездного мира.
Через два месяца после Гуррагчи отправился на орбиту, "в гости" к комплексу "Салют-6" - "Союз Т-4" румынский космонавт-исследователь Думитру Прунариу (на корабле "Союз-40" под командованием Л. И. Попова). И вновь видим на экслибрисе эмблему "Интеркосмоса" - на сей раз в сочетании с изображением орбитальной станции в полете. Молодой график В. Савельев, сделавший этот книжный знак Д. Прунариу, известен тщательной проработкой сюжета, находками в шрифтовых вариациях. Вот и здесь он выбирает оригинальное плоскостное решение шрифтовой части, выглядит оно в космическом варианте весьма интересно.
Как и международный экипаж с монгольским космонавтом, Владимиру Джанибекову было поручено возглавить в июне 1982 года новый такой экипаж на "Союзе Т-6" с космонавтом-исследователем из Франции Жан-Лу Кретьеном (бортинженер А. А. Иванченков), экспедицию посещения комплекса "Салют 7" - "Союз Т-5" Впрочем, все эти данные можно прочесть на графической миниатюре, выполненной В. Житниковым. Французские мотивы получили в сюжете экслибриса яркое звучание, гравирован он тонко, мастерски.
Вновь видишь мастерство художника в графической миниатюре, адресованной Светлане Евгеньевне Савицкой. Отметив 8 августа свой день рождения, Светлана через одиннадцать дней - было это в 1982 году - отправилась в орбитальный полет космонавтом-исследователем "Союза Т 7" (к комплексу "Салют-7" - "Союз Т-5") Не прошло двух лет, как героиня космоса вновь полетела во Вселенную, теперь уже на корабле "Союз Т-12", который "посетил" орбитальный комплекс "Салют-7" - "Союз Т-11". Две Звезды Героя Советского Союза в композиции ее книжного знака Из сюжета видно также, что С. Е. Савицкая - первая в мире женщина - вышла в открытый космос, где занималась электросваркой. И букет цветов ей - не лишний здесь. А в центре композиции - символ Москвы, великого города мира и прогресса, ее родного города. Заслуженный художник РСФСР В. Носков на экслибрисе, адресованном Светлане Евгеньевне, представил повелительницу звездного мира в образе героини русского народного эпоса.
Работая над книжным знаком бортинженеру "Союза Т-7" Александру Александровичу Сереброву (кстати, в следующем полете, на "Союзе Т 8", дважды Герой Советского Союза А. А. Серебров выполнял обязанности космонавта исследователя), художник Дмитрий Пальцев построил символику этой гравюры на идейном замысле "Космос - во имя жизни на Земле". Этот же мастер графики, для которого характерно своеобразие художественно ассоциативных приемов, вы- полнил экслибрис в подарок другу Александра Сереброва по экипажу "Союза Т 8" его командиру Владимиру Георгиевичу Титову, изобразив... деда Мороза с новогодними подарками. Сюжет "подсказан" днем рождения космонавта - 1-го января.
Самым популярным членом делегации на Корабле мира и дружбы советских профсоюзов, совершавшем летом 1984 года рейс в 5500 миль по разным странам, был космонавт Александр Павлович Александров За год до этого он провел вместе с В. А. Ляховым пять месяцев в орбитальном полете на комплексе "Салют" - "Союз Т-9", дважды выходил в открытый космос, проводил сложные монтажно-сборочные работы по установке дополнительных солнечных батарей. В интервью газете "Московские новости" (1984, № 43) Герой Советского Союза А. П. Александров сказал "Для нас, как и для всех людей, судьба мира - это главное" Как созвучно этому высказыванию космонавта слово "Мир" на разных языках, включенное в композицию его экслибриса (художник Б. Яковлев).
Выше говорилось о космическом марафоне экипажа Леонида Кизима. В сообщении ТАСС об этом 237-суточном полете сказано: "Впервые в мировой практике в течение одного полета космонавты Леонид Кизим и Владимир Соловьев совершили шесть выходов в открытый космос... выполнив сложные и многоэтапные монтажные работы". Командира экипажа в звездном пространстве мы уже видели в сюжете адресованной ему ксилографии. И на экслибрисе для бортинженера Владимира Алексеевича Соловьева тоже изображен космонавт, вышедший в открытый космос. Гравюру эту создал известный литовский график Альфонсас Чепаускас; сюжег ее афористичен, композиция полна динамики, связанность и взаимозависимость ее элементов очевидны. Свойственная художнической манере вильнюсского мастера графики стилизация сказалась и в этой графической миниатюре.
Третьему члену экипажа "Салют-7" - "Союз Т-11" врачу Олегу Юрьевичу Атькову адресован книжный знак работы москвича В. Савельева. Автор нашел интересный "ракурс", чтобы передать характер деятельности космонавта-исследователя, использовав в сюжете рисунок из "Анатомии" Леонардо да Винчи. Верный себе, художник варьирует шрифтом: буквы "Ex libris" словно повисли в невесомости, а те, что образуют имя владельца, "выстраиваются" в вертикаль, напоминающую космический корабль перед пуском...
Одну из экспедиций посещения на орбитальный комплекс "Салют- 7" - "Союз Т-10" осуществил советско-индийский экипаж, стартовавший на корабле "Союз Т-11". Космонавт-исследователь Ракеш Шарма - первый представитель Республики Индия, совершивший полет к звездам, в заявлении перед стартом сказал, что свой космический полет он посвящает "вечной дружбе между нашими великими народами". Дружбу эту символически отобразил художник Г. Еремеев в экслибрисе, который он сделал в подарок индийскому космонавту.
Июль 1984 года - новая экспедиция, на "Союзе Т-12", в экипаже которого космонавт-исследователь Игорь Петрович Волк. Вскоре после того, как он возвратился на Землю, киевлянин М. Стратилат сделал для домашней библиотеки Героя Советского Союза И. П. Волка экслибрис: вновь в небольшой гравюре во весь голос звучит мотив "Космические исследования - во имя жизни на Земле!".
Идеей мирного космоса проникнуты все графические миниатюры, посвященные нашими художниками сынам голубой планеты, покорителям Вселенной.
Космическая тема в советском экслибрисе имеет многолетнюю историю. Вторую часть издания составляют книжные знаки на эту тему, выполненные в разные годы для общественных библиотек, ученых и инженеров, а также книголюбов, собирающих литературу о космосе.
Экслибрисы, адресатом которых являются книги, хранящиеся в музеях, часто портретные. Так, для мемориального Дома-музея академика Сергея Павловича Королева исполнил ксилографию Ю. Коннов, запечатлев в сюжете облик выдающегося ученого, Главного конструктора, с чьим именем связаны выдающиеся достижения советской науки в освоении космического пространства.
Открытому на родине К. Э. Циолковского музею истории космонавтики подарили книжные знаки крымчанин В. Мицук и таллинский график Валерий Крутов; и на одной и на другой гравюре - портрет основоположника современной космонавтики. На экслибрисе, предназначенном библиотеке Звездного городка, мы вновь видим такой дорогой всем людям планеты образ Юрия Гагарина. Свой книжный знак имеет и космический комплекс "Салют" - "Союз". Кстати, эта ксилография была представлена на большой выставке советского экслибриса в Лондоне (1982 г.) и воспроизведена в ее каталоге.
Скупая энциклопедическая справка гласит: "Байконур, космодром, расположен в Казахской ССР", и далее сообщается, что с Байконура запущен первый искусственный спутник Земли, отсюда стартовали все наши космические корабли и орбитальные станции. Казахский художник Ануар Утегенов, автор многих экслибрисов, исполнил цветной книжный знак для библиотеки Байконура, удачно "совместив" в сюжете космический мотив с национальным орнаментом. Книжному собранию "Интеркосмос" адресовал ксилографию А. Калашников. Он же создал памятный знак - несомненно экслибрисного назначения - к Выставке книг в Звездном городке, посвященной 20-летию полета Юрия Гагарина (с его портретом в центре композиции).
Известен знак Г. Кравцова для библиотеки Московского планетария. В этой гравюре тоже отчетливо звучит звездный мотив. (Космонавты не раз говорили о том, что перед полетами приходили сюда, в Планетарий.) Замечательный мастер ксилографии, Г. Кравцов создал 300 экслибрисов. В числе его самых последних работ - графическая миниатюра, исполненная в подарок вице-президенту Академии наук СССР, лауреату Ленинской премии и Государственной премии СССР, Герою Социалистического Труда Борису Николаевичу Петрову. Академик Б. Н. Петров был председателем совета "Интеркосмос". Изящен подаренный ему книжный знак, сюжет которого предельно лаконичен - изображен аппарат для обследования поверхности Венеры. (Б. Н. Петрову принадлежат крупные труды по системам автоматического управления движущимися объектами.)
Другому выдающемуся ученому, лауреату Государственной премии СССР, академику Олегу Георгиевичу Газенко, основные труды которого посвящены космической физиологии, в частности влиянию на организм невесомости, сделал в подарок экслибрис художник А. Микловда. Символика гравюры отражает характер деятельности ученого.
Более полувека назад мастер графики Соломон Юдовин подарил школьнику Боре Юдовину, которого более всего влекла к себе научная фантастика, миниатюрную гравюру для его книг, изобразив на ней юного звездолетчика. Ксилография эта воспроизведена в альбоме "Белорусский книжный знак" (Минск: Беларусь, 1975). Совершенно фантастичным выглядело в 40-е годы и то сюжетное решение в экслибрисе для Яака Лаармана, которое избрал таллинский художник Мартин Лаарман, - человек с лунного "серпа" в подзорную трубу рассматривает планету Сатурн... Через три десятилетия после С. Юдовина московский ксилограф Вадим Фролов создал подобный экслибрис тоже для подростка, но ракета, уносящая в звездный мир юного космонавта, уже не воспринималась столь далекой от реальности.
В 60-е годы "звездные мотивы" появляются в графических миниатюрах таких выдающихся мастеров, как Михаил Пиков, Евгений Бургункер.
Значительный вклад в развитие советской графики малых форм внес известный эстонский художник Эско Лепп. "Я смотрю на экслибрис, - говорил он, - как на произведение искусства, требующее от художника самого серьезного и вдумчивого отношения..." В статье к альбому, вышедшему в Таллине в 1969 году, отмечалось, что Эско Лепп создает экслибрисы на актуальные темы. Есть у него знаки и космического содержания, они адресованы писательнице Айре Кааль, народному архитектору СССР Марту Порту, академику АН Эстонской ССР, известному астрофизику Акселю Кипперу, астроному Харлесу Вилльману.
Космический мотив включает в сюжет экслибриса, подаренного поэту Николаю Трубицину, заслуженный деятель искусств Латвийской ССР Зигурд Зузе. Большой раздел литература о космосе и истории авиации составляет в личной библиотеке профессора Ташкентского государственного университета Сергея Зинина, и эти книги украшает ксилография, интересно задуманная и четко выполненная лауреатом премии комсомола Узбекистана М. Кагаровым.
Десятки книг, кинофильмов и радио-телевизионных передач о космосе и космонавтах - в творческой биографии известного писателя и журналиста Евгения Ивановича Рябчикова, встречавшегося с К. Э. Циолковским, С. П. Королевым, Ю. А. Гагариным. Это делает понятным содержание экслибриса, награвированного Д. Пальцевым.
Многие годы - с тех пор как Юрий Гагарин приземлился на саратовской земле - собирает литературу о космосе Петр Ефимов, ныне директор книжного издательства в Саратове. Знак для этой литературы в домашней библиотеке сделал один из старейших саратовских художников Виктор Карев.
Универсальный книжный знак, исполненный сибиряком Василием Кеменовым к 25-летию начала космической эры, заключает вторую часть издания (в ней после экслибрисов общественных библиотек остальные знаки даны по хронологии исполнения).
Отправляются во Вселенную новые корабли. Растет библиотека космической литературы. Художники создают новые графические миниатюры, посвященные подвигам сынов голубой планеты.

Источник:       Я. Л. Бейлинсон. Космический экслибрис (Миниатюрное издание),. М.,"Книга", 1986

в начало

© Идея и подбор материала - Нелепец Виктор Васильевич
©Дизайн, программирование и техническая поддержка - Нелепец Андрей Викторович
Дата создания - Февраль 2002 года.

Rambler's Top100