Музей экслибриса - на заглавную, Exlibris Museum

Exlibris - "из книг"

 
Музей экслибриса
О музее


Категории экслибрисов
по автору
по теме

 
 Информация
литература
книжная графика
издательские марки

 

 

Яков Бейлинсон

ЛЕНИНГРАД  В  ЭКСЛИБРИСЕ

Колыбель Октябрьской революции. Город трех веков Отечества... Он близок и дорог всем советским людям, всем честным людям планеты, город, носящий имя великого вождя, основателя партии коммунистов и первого в мире социалистического государства.
С городом на Неве связаны многие славные страницы истории нашей страны, замечательные свершения советского народа. Крупнейшим в мире центром промышленного производства, науки и культуры стал этот город, в котором жили и творили Михайло Ломоносов и Александр Пушкин, Василий Баженов и Дмитрий Менделеев, Кондратий Рылеев и его друзья ѕ декабристы, Иван Бабушкин и Александр Блок и другие замечательные люди.
"Здесь каждый камень Ленина знает", в этом городе. 31 августа 1893 года сюда из Самары приехал Владимир Ильич, а через два года под его руководством был создан Петербургский "Союз борьбы за освобождение рабочего класса", роль которого в истории пролетарского движения в России общеизвестна. Отсюда Ильич руководил вооруженным восстанием в Октябре 1917-го. "Петроград разбудил Россию, - писал В. И. Ленин. - Петроград освободил ее". Город всегда был передним краем революционной борьбы. И в героические годы первых пятилеток он снова на переднем крае - теперь уже социалистического строительства, мирного созидательного труда.
Бессмертен подвиг Ленинграда в Великую Отечественную войну. 900 дней и ночей в огненном кольце блокады не сломили дух ленинградцев, героическая оборона города на Неве вошла в историю как образец высочайшего человеческого мужества, несокрушимой силы духа советских людей. И благодарная за его подвиг страна - вся наша необъятная страна - участвовала в возрождении Ленинграда. Сегодня город Ленина, устремленный в светлое будущее, самоотверженным трудом активно борется за осуществление революционной перестройки, за мир на планете, за претворение в жизнь планов Ленинской партии.
История Ленинграда и его сегодняшний день, как это хорошо известно, широко отражены в искусстве всех видов и жанров. Видное место заняла ленинградская тема в графике малых форм, и прежде всего в экслибрисе. И главным образом, естественно, в работах художников из города на Неве.
Необходимо сказать о том, что своими признанными во всем мире успехами наше искусство графической миниатюры во многом обязано и ленинградским мастерам. Говоря о возрождении в России конца XIX - начала XX в. экслибриса как жанра изобразительного искусства, исследователи отмечают особую роль в этом мастеров художественного объединения "Мир искусства", подчеркивая, что их работы можно рассматривать как целую эпоху в истории отечественного книжного знака. Имена А. Н. Бенуа, М. В. Добужинского, К. А. Сомова, А. П. Остроумовой-Лебедевой, Б. М. Кустодиева и других "мирискусников" - гордость русской графики и экслибриса. (Мы не анализируем особенности их мастерства и стиля - это не входит в задачу настоящего издания.)
После победы Великого Октября в нашу малую графику пришло новое содержание. Большую роль в этом обновлении сыграли ленинградские художники. В первые послеоктябрьские годы такие книжные знаки выполнили Семен Иванов, Александр Лео, Николай Алексеев; образ В. И. Ленина воплотили в экслибрисе талантливые мастера Павел Шиллинговский и Григорий Гидони.
Расцвет советской малой графики в последней четверти века вызвал к активной творческой работе многих ленинградских художников. Развивая лучшие традиции мастеров прошлого, обогащая художественную палитру и содержание книжных знаков, они внесли и вносят большой вклад в развитие отечественного экслибриса. Графические миниатюры Олега Почтенного, Виталия Тамбовцева, Андрея Ушина, Нелли Львовой, Филиппа Махонина, Николая Кофанова, Вячеслава Кундина, Рюрика Попова и других художников экспонируются на выставках у нас в стране и за рубежом, вызывая живой интерес поклонников книжного искусства. Одно из ведущих мест занял экслибрис на стендах проведенной не так давно в Ленинграде крупной экспозиции "Гравюра на дереве".
Разнообразие тем и сюжетов, характерное для советского искусства экслибриса, ярко проявилось и в ленинградском книжном знаке. Однако во многих работах, используя различные композиционные приемы, художники "обозначают" приметы родного города; иногда едва уловимые, они придают графической миниатюре особый колорит.
Именно такие сюжеты и определили основной принцип тематической подборки "Ленинград в экслибрисе". Ее составной частью стали и книжные знаки с ленинградскими сюжетами, выполненные художниками из других городов Советского Союза, - небольшие листки, в которых во весь голос звучит наша общая любовь к великому городу.
В конце 1924 года П. А. Шиллинговский, к тому времени уже признанный мастер станковой композиции и книжного искусства, преподаватель Академии художеств (которую сам он окончил в 1914-м), выгравировал на самшите знак, адресованный Библиотеке им. Ленина. Это первый в нашем искусстве экслибрис с изображением великого вождя. Идейно-художественный замысел ксилографии созвучен словам пролетарского гимна: "Мы наш, мы новый мир построим".
Ленин как вождь и мыслитель изображен Г. И. Гидони на книжном знаке для библиотеки Ленинградского университета. Сам художник в статье "О задачах портретного книжного знака" писал, что здесь ему "представилась весьма счастливая возможность изображения В. И. Ленина". "Этот портрет, - говорит он далее, - отчетливее всего вскрывает и новые задачи, стоящие перед знанием, и новый социальный состав тех, кто призван сегодня двигать науку". В те же 20-е годы молодой тогда график Татьяна Белоцветова исполнила книжный знак с ленинским портретом в подарок краснофлотцу Г. Ф. Селезневу.
...Поздним вечером 25 октября выстрел "Авроры" послужил сигналом к штурму Зимнего дворца. Уже четыре десятилетия легендарный крейсер - памятник революции - на вечной стоянке у берега Невы; здесь филиал Центрального военно-морского музея. Символ Великого Октября - "Аврора" - присутствует в сюжетах графических миниатюр. Одну из таких ксилографий известный московский художник Гершон Кравцов адресовал книгам, хранящимся на самом крейсере. Другой москвич, тоже один из крупнейших мастеров графики, Евгений Голяховский изобразил "Аврору" на экслибрисе, подаренном А. В. Белышеву, который в Октябрьские дни был на крейсере матросом, комиссаром Петроградского Военно-революционного комитета. Ближе к нашим дням сюжет Олега Почтенного, который на знаке для доцента Ленинградского университета О. В. Немиро воссоздал праздничный город (владелец знака - искусствовед, автор книг и исследований по истории революционных праздников).
Юбилею Октября посвятил свою новую работу старейший мастер ксилографии Михаил Фрам, воссоздавший в сюжете исторический день начала вооруженного восстания. Экслибрис выполнен для книг, хранящихся в Государственном музее Великой Октябрьской социалистической революции.
К 50-летию Великого Октября рижский художник Алексей Юпатов, автор многих экслибрисов на революционную тему, выполнил книжный знак для Е. И. Галеона, латышского красного стрелка, участника борьбы за власть Советов. Ленинградские сюжеты интересно решены и в некоторых других работах талантливого графика.
Еще три экслибриса на революционную тему как бы утверждают непрерывную связь времен. Один из них пришел к нам из незабываемого 1919 года, это знак библиотеки Петербургского (точнее, Петроградского) отделения Госиздата. Поднятые революционной волной массы слушают "агитатора, горлана, главаря", а вверху - в крепких руках - раскрытый том, на котором начертаны слова: "Книга ничто иное, как человек, говорящий публично", - подчеркивающие роль "самого великого из всех чудес" в жизни нового общества.
Книжный знак, в композиции которого воссоздан "25-е, первый день", предназначен для изданий, переданных в дар городской библиотеке Старой Руссы ветераном партии ленинградцем А. И. Тимофеевым. Рабочий Путиловского завода, он участвовал в штурме Зимнего, воевал на гражданской, потом учился, строил Днепрогэс. Всю свою долгую жизнь Александр Иванович собирал библиотеку и около 1750 книг из нее подарил городу, который присвоил ему звание своего почетного гражданина. Об этом в конце 1986 года сообщили газеты, а вскоре московский мастер ксилографии Владимир Морозов решил выгравировать для этих книг специальный знак.
Накануне 70-летия Великого Октября В. Морозов создал - тоже в технике гравюры на дереве - экслибрис в подарок народному артисту СССР К. Ю. Лаврову. Как известно, исполнение им роли В. И. Ленина в театральных спектаклях и кинофильмах вызвало широкий интерес нашей общественности. Сам Кирилл Юрьевич в февральской телевизионной встрече 1987 года особо подчеркивал, какое значение для него имеют ленинские труды и книги об Ильиче.
"Октябрь" - так назвал серию своих полотен народный художник УССР Александр Лопухов. Фрагмент этой работы - с орнаментом на воротах Зимнего - ввел в сюжет экслибриса, выполненного в подарок земляку, киевский график Микола Стратилат.
Многим общественным библиотекам в городе на Неве посвятили свои работы художники - и не только ленинградцы. Коллекция экслибриса хранит знаки 20 - 30-х годов - Дома ученых имени М. Горького (художник Г. Гидони), библиотеки Академии художеств (офорт П. Шиллинговского), Пушкинского дома (работа Сергея Рахманина), Фундаментальной библиотеки Военно-медицинской академии (художник Николай Ермаков) и др. Как правило, композиции этих экслибрисов включают архитектурные "мотивы". В новых произведениях малой графики используется иная символика, более емкие художественно-ассоциативные приемы. Достаточно сравнить с упомянутыми знаками, скажем, графические миниатюры В. Кундина для Дома ученых и Библиотеки Петродворца, Н. Кофанова "Из книг Института культуры им. Н. К. Крупской".
Среди новейших экслибрисов, посвященных библиотекам Ленинграда, - гравюра на линолеуме москвича, преподавателя Суриковского института Вадима Житникова, которую он приурочил к 50-летию Театра им. Ленинского комсомола. Филигранный штрих, афористическая точность, декоративность - качества, свойственные художническому почерку автора, на чьем счету около 300 экслибрисов, характерны и для этой его гравюры. Молодой график из Новороссийска Юрий Молибоженко выполнил знак Публичной библиотеки - одного из главных книжных центров страны, старейшей общедоступной универсальной библиотеки - с портретом М. Е. Салтыкова-Щедрина, чье имя она носит с 1932 года. Книжному собранию Лениздата подарил ксилографию сотрудничающий с ним Валерий Лужин.
Основную часть нашего издания составляют экслибрисы личных библиотек (известная особенность ленинградского книжного знака со времени его зарождения состоит в том, что таким экслибрисам художники уделяли главное внимание, а это, как нам представляется, результат богатого развития и высокого уровня библиофильства в городе). Открывают этот раздел три универсальных знака. Первый из них выполнен старейшим мастером ксилографии Владимиром Сердюковым на основе гравюры, входящей в цикл книжных закладок на тему "Ленинские места в Ленинграде". Экслибрис предназначен для книг, посвященных Октябрю, здесь изображен Государственный музей Великой Октябрьской социалистической революции (бывший особняк Кшесинской - историческое здание, в котором с марта по июль 1917 года помещались Центральный и Петроградский комитеты партии большевиков).
"Из книг о городе-герое Ленинграде" - заслуженный художник РСФСР А. Ушин создал этот знак, использовав свою линогравюру - книжную иллюстрацию, к 40-летию полного снятия блокады. Ксилография О. Почтенного, в сюжете которой мы видим знаменитый Кировский завод, рассчитана прежде всего на литературу о сегодняшнем Ленинграде, его трудовом подвиге.
И снова на экслибрисных листках словно перекликаются эпохи. Оптимистическим революционным настроением проникнут сюжет книжного знака Э. Ф. Голлербаха (художник Н. Алексеев). Один из видных советских библиофилов Эрих Федорович Голлербах (1895 - 1942) сыграл значительную роль в истории ленинградской культуры, в организации библиофильского общества (ЛОБ). Среди его печатных трудов - "История гравюры и литографии в России" (1923), искусствоведческие монографии и статьи о крупных книжных графиках. Мы воспроизводим еще один знак для его домашней библиотеки (рисунок А. Лео). В подарок Э. Голлербаху выполнили экслибрисы и другие художники (А. Литвиненко, В. Гельмерсен, П. Шиллинговский, М. Ушаков-Поскочин).
С Русским музеем многие годы была связана деятельность искусствоведа и художника В. В. Воинова - об этом можно узнать и из содержания книжного знака, созданного выдающимся мастером живописи и графики Борисом Кустодиевым. О вкладе известного библиографа и историка русской литературы и театра А. С. Полякова в отечественную книжную науку напоминает графическая миниатюра Василия Гельмерсена, композицию которой венчают крылатые слова "Священны мне всегда и всюду науки". В них заключено жизненное кредо владельца.
В труднейшем 1918 году по инициативе и под руководством выдающегося советского физика А. Ф. Иоффе был создан Физико-технический институт Академии наук; через десять с небольшим лет, накануне 50-летия академика, одного из основателей советской физической школы, для его домашней библиотеки выполнил книжный знак мастер портретного экслибриса Г. Гидони, в творчестве которого есть миниатюры, адресованные и другим замечательным деятелям нашей науки.
Имя искусствоведа и коллекционера Петра Евгеньевича Корнилова широко известно в нашей стране и за ее пределами. Более шести десятилетий увлеченного труда и постоянного поиска посвятил он своему любимому делу и родному городу. Для разных частей его уникального собрания художниками созданы яркие афористические миниатюры, среди них одна из лучших - ксилография П. Шиллинговского, выполненная в середине 20-х годов и вошедшая в классический фонд советской малой графики.
Экслибрис доносит до нас имена библиофилов, коллекционеров 20 - 30-х годов А. К. Мартенса, Н. О. Болдиной, Б. А. Кастерина, архитектора А. А. То-машевского, многих других.
В искусстве малой графики не могли не оставить свой след "сороковые роковые". Книжные знаки хранят память о Великой Отечественной, о подвиге Ленинграда. Первые такие знаки появились еще в военные годы, и в течение всех послепобедных лет число их растет: "Никто не забыт и ничто не забыто" - эти слова ленинградского поэта Ольги Берггольц стали девизом нашей памяти.
1943 годом датирован экслибрис, выполненный известным художником Вениамином Белкиным. Литография предназначена для домашней библиотеки генерал-майора авиации А. А. Иванова. В сюжете отчетливо звучит ленинградский мотив (Триумфальная арка на Дворцовой площади), летящие самолеты и эмблема летчика столь же четко обозначают военную тему.
Емко и образно передает героизм защитников ленинградского неба другой мастер графики из города на Неве - Сергей Мочалов. Вся его жизнь и творчество были связаны с этим городом. Здесь он учился во Вхутемасе у П. А. Шиллинговского, здесь преподавал на графическом отделении Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. С. Мочалов создал сравнительно не так много экслибрисов, но все их отличает большое мастерство исполнения. Книжный знак В. И. Цветкова, посвященный обороне Ленинграда, безусловное тому свидетельство.
Суровый мотив военного времени звучит в линогравюре А. Ушина, адресованной крупнейшему советскому поэту ленинградцу М. А. Дудину, в творчестве которого нашла глубокое отражение тема мужества и стойкости защитников города. Художнику тоже очень близка эта тема - 14-летним подростком встретил он военное лихолетье и оставался в блокадном Ленинграде. Среди книг, им иллюстрированных, лучшие посвящены родному городу, и одной из первых была дудинская поэма "Песня Вороньей горе" (1964). Знаменитая Дорога жизни - на гравюре для домашней библиотеки К. Васениной (художник Виктор Альтман).
Теме военного Ленинграда посвятил несколько книжных знаков художник Дмитрий Титов, выпускник графического факультета Института им. И. Е. Репина (его книжные знаки, к сожалению, почти не воспроизводились в печати, мало знакомы коллекционерам). Евдокия Дмитриевна Стройкова, пережившая блокаду, наклеивала знак на книги о Великой Отечественной войне. Немеркнущей памятью о том времени проникнута ксилография, выполненная для участника обороны города Виктора Иванова.
"Из книг, спасенных в блокаду" - эти слова на знаке ленинградского библиофила Леонида Мисюка не нуждаются в особом пояснении (гравюра Филиппа Махонина). Впрочем... В то блокадное время ему было 12 лет. Он мерз, голодал. Но берег любимые книги - Пушкина, Жюля Верна, Лермонтова, Вальтера Скотта... Они, как верные друзья, поддерживали его в самые трудные дни.
Юным лейтенантом сражался под Ленинградом командир артиллерийского взвода И. Е. Браиловский, ныне кандидат медицинских наук, заслуженный врач РСФСР. А штурман истребительной авиации С. А. Гудович в этих боях уже был закаленным воином, боевое крещение он получил в испанском небе, защищая правое дело республиканцев. Экслибрисы, выполненные для них московскими графиками Георгием Еремеевым и Борисом Левшиным, - тоже странички летописи войны против фашистских захватчиков.
Как уже отмечалось, с 1960-х годов начинается новый подъем советского искусства экслибриса. Это объясняется повышенным интересом к нему и художников, и широкого круга книжной общественности. Ленинградцы здесь сыграли весьма значительную роль. Их графические миниатюры все больше завоевывают стенды экспозиций малой графики, участвуют в зарубежных выставках, привлекают внимание библиофилов, коллекционеров, исследователей, все чаще воспроизводятся в периодических изданиях, альбомах.
Естественно, что символика, связанная с родным городом, часто фигурирует в ленинградских экслибрисах.
Все более заметное место занимают графические миниатюры О. Почтенного. В годы учебы в Средней художественной школе при Институте им. И. Е. Репина увлекался линогравюрой, а потом ксилографией. В этих техниках и выполнены его экслибрисы. Художник мастерски разрабатывает композиции, очень точен в сюжетных решениях. Коренной ленинградец, он, кажется, не мыслит себе книжного знака без близких его сердцу архитектурных "примет", скульптурных фигур, пусть иногда лишь едва обозначенных деталей.
...Там, где канал Грибоедова делает первый на своем пути поворот, есть Банковский мостик, цепи, крепящие этот пешеходный висячий мост, закреплены, вернее "спрятаны" в фигурах сказочных грифонов с золотыми крыльями. Одну из этих скульптур П. П. Соколова можно увидеть на экслибрисе, который подарен О. Почтенным коллеге по "цеху", книжному художнику Б. В. Воронецкому (в шрифтовой части использована его монограмма). Родные места доктора искусствоведения Н. Н. Калитиной изображены на другой ксилографии. Один из знаков предназначен для книг по истории профессора Ленинградского университета С. Б. Окуня, которые переданы в дар общественной библиотеке.
О графических миниатюрах А. Ушина говорилось выше. Вот еще два экслибриса, свидетельствующие о широте его художнического диапазона. Пронзительно близкий сердцу русский пейзаж (такую "картинку" можно подсмотреть и в ленинградских местах, а тем более в недальних пригородах) изобразил он на линогравюре "Из книг Александра Прокофьева", с удивительной точностью передав главную сущность поэзии замечательного русского поэта, само имя которого воспринимается как символ города на Неве. Одно из памятных мест Ленинграда - Блоковский дом - составил основу композиции книжного знака для библиофила В. Н. Юнга.
Изяществом и тончайшим штрихом, строгой продуманностью композиционных решений отличаются миниатюрные ксилографии талантливого мастера Виталия Тамбовцева. Лучшее из того, что он создал за три десятилетия творчества, связано с книжным искусством. И преимущественно с ленинградской темой. Он обращается к прошлому родного города (экслибрисы доктора медицинских наук А. 3. Бузиной и кандидата искусствоведения И. Г. Мямлина). Упоминавшийся выше Банковский мостик - на графической миниатюре для домашней библиотеки профессора-токсиколога И. Д. Гадаскиной. Здесь представлена лишь небольшая часть книжных знаков В. В. Тамбовцева, но и они позволяют увидеть особенности почерка и понять, почему работы его пользуются широкой популярностью у поклонников малой графики.
Авторитет ленинградского экслибриса активно поддерживает художник Николай Кофанов, который также известен своими удачами в оформлении книг. Работая над изобразительным рядом к однотомнику Федора Абрамова (эти гравюры, кстати, воспроизводились в "Литературной газете"), он выполнил и книжный знак для выдающегося прозаика. Сюжет как бы состоит из двух частей: одна - северорусское село, родина писателя, другая - с темой города на Неве, где он окончил университет и заведовал кафедрой, опубликовал первые свои произведения. После личного знакомства с писателем Геннадием Гором, автором романов "Университетская набережная", "Юноша с далекой реки", фантастических повестей, художник сделал в подарок ему знак. Среди самых новых работ - экслибрис для академика Д. С. Лихачева, выполненный к юбилею выдающегося ученого и общественного деятеля. Дмитрию Сергеевичу Лихачеву посвятил также одну из лучших своих ксилографии художник и искусствовед Николай Саутин.
Много лет работает в технике ксилографии Нелли Львова. На выставке "Гравюра на дереве" были представлены полтора десятка ее книжных знаков, исполненных в 1967 - 1974 годах. И в последнее время ею созданы интересные графические миниатюры (прекрасно отпечатанный альбом-малютку "Экслибрисы Нелли Львовой" издал у себя на родине английский ученый, большой друг нашей страны Джон Биггс в 1985 г.). Четыре очень разных знака, включенных в настоящее издание, дают представление о творческой манере и мастерстве художника. В композиции экслибриса академика И. Ф. Образцова органично соединены московский и ленинградский мотивы, что символизирует важные вехи в жизни ученого и государственного деятеля, а самолет - то, что среди основных его трудов - исследования по теории прочности летательных аппаратов.
Ярким и впечатляющим явлением в ленинградском искусстве экслибриса становятся работы художника Вячеслава Кундина. Характерные для него скрупулезная "расшифровка" сюжета, точность видения сочетаются в них с отточенным мастерством рисовальщика. Даже в тех редких случаях, когда композиция знака состоит из нескольких частей, она воспринимается как единое целое, как повествование, написанное пером графика. Именно так прочитывается миниатюра "Из книг о любимом городе" М. К. Аникушина, народного художника СССР.
Завоевали известность экслибрисы Филиппа Махонина, всегда четкие по сюжетным решениям, декоративные, безупречно выгравированные. Книголюбы многих городов страны наклеивают созданные им знаки на свои книги. Его творчеству были посвящены заседания клубов экслибрисистов в столице и в Ленинграде.
Давно и успешно, с большой взыскательностью, работает над экслибрисом ксилограф Рюрик Попов. Кстати, в упомянутом вернисаже "Гравюра на дереве", весьма представительном, участвовал только книжными знаками. Их было 14, в числе которых включенные в настоящую книгу экслибрисы для инженера Ирины Машковой (детство, молодые годы ее были связаны с местами у изображенного бывшего Подьяческого моста) и А. В. Помарнацкого, сотрудника Эрмитажа, автора книги о Суворове (портрет полководца в медальоне).
Интересны книжные знаки-офорты Владимира Верещагина и Юрия Люкшина.
Незаурядный талант художника Валерия Мишина проявился в его экслибрисах-литографиях, посвященных пушкинской теме. Среди лучших в этой серии - знак К. Кочергина, одного из авторов проекта реконструкции музея на Мойке, 12, последней квартиры великого поэта. Изящна гравюра для книг редактора издательства А. Рулевой. В иной манере выполнены ассоциативные миниатюры молодым графиком Олегом Толстовым, они безусловно привлекают внимание и открытой символикой и ленинградской тональностью.
Рядом - экслибрис признанного мастера ксилографии В. Сердюкова.
Так сошлись и переплетаются здесь работы прошлого и настоящего, художников разных поколений, различных исполнительских манер, объединенные волнующим чувством любви к этому городу, чувством гордости за его подвиг и труд, за его историческое предназначение.
В ленинградской сюите, естественно, заняли свое место и книжные знаки для известных коллекционеров. Неразрывно была связана с отечественной экслибрисистикой жизнь Бориса Афанасьевича Вилинбахова (1897 - 1969). Собирать малую графику он стал еще в начале 30-х годов. Через три десятилетия в его коллекции - одной из крупнейших в стране - более 35 тысяч экслибрисов. Ее сопровождает подробная вспомогательная картотека. Б. А. Вилинбахов вел большую исследовательскую работу, подготовив ряд изданий ("Русский экслибрис XVIII в.", "Указатель книжных знаков военных библиотек" и др.). Организовал большие выставки в родном городе. Его деятельность сыграла значительную роль в развитии советского экслибриса. Многие художники выполнили для библиотеки Б. А. Вилинбахова графические миниатюры, и в их числе такие крупные мастера ксилографии, как народный художник Латвии, профессор Петерис Упитис и Анатолий Наговицын из г. Череповца.
Сейчас клуб ленинградских экслибрисистов возглавляет доктор медицинских наук Вениамин Худолей. Очевиден его вклад в то, что ЛКЭ стал одним из авторитетнейших в стране. На основе его коллекции постоянно устраиваются выставки. В числе знаков, которыми помечает В. Худолей книги домашней библиотеки (в ней несколько разделов), - гравюра на пластике, вырезанная московским художником Владимиром Потаповым. В сюжете ее доминирует символ основной профессии Худолея, очень изящно введен и ленинградский мотив.
Большую библиофильскую работу ведет Вилли Петрицкий, председатель секции книги и графики Дома ученых им. М. Горького. Символически эта его деятельность обозначена и в сюжете экслибриса для домашней библиотеки.
Клуб любителей миниатюрных изданий возглавляет Валерий Манукян. Многие годы он активно выступает в печати с библиофильскими материалами, среди которых и заметки о книжном знаке. Линогравюра москвича Владимира Найденко наглядно засвидетельствовала книжные интересы ленинградца. Широкую известность и у нас в стране и за рубежом получила коллекция инженера Якова Добкина, посвященная Дон Кихоту. О выставках и публикациях по ее материалам знают все, кто интересуется этой темой. В последнем, академическом сборнике "Сервантесовские чтения" (Л.: Наука, 1985) напечатана его статья "Дон Кихот" в прикнижной графике" (с воспроизведением на вклейке 10 экслибрисов). Одна из прежних статей Я. Добкина называлась ""Дон Кихот" на невских берегах" - не это ли подсказало тему линогравюры Борису Малинину, графику из Зеленограда...
Итак, мы перешли уже к заключительной части нашего издания, в которой представлены экслибрисы, выполненные художниками Москвы, Киева, Риги, Вильнюса и других городов. О некоторых из этих знаков уже говорилось (тех, что предназначены общественным библиотекам, посвящены Октябрю, военной теме).
Своеобразной монументальностью отличаются композиции заслуженного художника РСФСР Анатолия Калашникова, он, как правило, использует в качестве символов и знакомые миллионам классические места Ленинграда, и архитектурные памятники далекого прошлого. "Контуры" Зимнего дворца, где сейчас находится Государственный Эрмитаж, - на экслибрисе академика Б. Б. Пиотровского, который почти четверть века руководит этим крупнейшим в мире музеем. Старинные здания - в сюжете ксилографии другого крупного ученого, Д. А. Ольдерогге, одного из основателей советской африканистики.
...Рассказывает путеводитель "Ленинград": Там, где "державное течение" Невы разделяется на два рукава - Большую и Малую Неву, - набережные расступаются почти на километр. Безграничный простор Невы, окаймленный чеканными рядами монументальных зданий, поднимающимися вдали шпилями и куполами, здесь особенно торжествен и величествен. И главное место в этой панораме занимает Петропавловская крепость - выдающийся памятник зодчества XVIII в.
25 октября отсюда Военно-революционный комитет руководил штурмом Зимнего дворца. С 1924 года крепость стала музеем.
Уникальное это здание художники воссоздают на многих экслибрисах ленинградской темы.
И вновь такое знакомое, близкое сердцу: ростральные колонны на стрелке Васильевского острова (с железными "рострами" - изображениями носовых частей кораблей); Александровская колонна, что в центре Дворцовой площади; Исаакиевский собор, ныне музей-памятник... Как символы города трех веков они, понятно, тоже часто встречаются в сюжетах графических миниатюр.
Сюжеты книжных знаков В. Житникова - для академика Е. М. Лавренко, выдающегося геоботаника (как изящно обозначено это направление его научной деятельности - букетом цветов на странице рукописи), и Владимира Семенова - для народной артистки СССР Алисы Фрейндлих переносят нас к Летнему саду...
На многих экслибрисах имена знаменитых людей - рабочего, ученого, писателя, актера...
Символическая фигура рабочего - в центре сюжета ксилографии, которая предназначена домашней библиотеке бывшего токаря, ныне контролера ОТК, Героя Социалистического Труда Е. Н. Морякова. Гравюра повествует и об активной общественной работе Евгения Николаевича: он избран в Центральное правление Всесоюзного общества книголюбов (раскрытая книга с факелом), член городского комитета защиты мира (летящий голубь). Автор этого знака талантливый книжный художник Валерий Покатов выгравировал, тоже на самшите, яркий экслибрис для народного артиста СССР Георгия Товстоногова - с панорамой города на Неве; интерес к творчеству этого замечательного театрального режиссера, по признанию самого художника, в его душе с молодых лет, когда он увидел постановку в БДТ горьковских "Мещан".
Работая в свое время над оформлением книг выдающегося советского поэта Николая Тихонова, художник Николай Калита исполнил для него экслибрис, который вошел в классический фонд советской малой графики. На очень небольшой площади самшитовой доски он создал языком графики настоящую новеллу, которая рассказывает о Ленинграде и Москве, теме дружбы народов в стихах поэта, о его многолетней деятельности во главе Советского комитета защиты мира.
Как уже говорилось, есть в истории города на Неве имена - символы его славы и величия. Кто не знает, как звучал для ленинградцев в лихую годину блокады голос Ольги Берггольц? Аллегорический смысл экслибриса, подаренного ей большим мастером Е. Голяховским, раскрывает звездную светоносность ее стихов, ее подвиг в годы войны.
На всю страну прозвучали слова композитора: "Я говорю с вами из Ленинграда в то время, как у самых ворот его идут жестокие бои с врагом... Два часа назад я закончил две первые части симфонического произведения". А вскоре, 9 августа 1942-го, ленинградцы услышали Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича. Это был гимн торжеству Света над тьмой, это был призыв стоять насмерть и выстоять. Победить! Через много лет киевский художник Владимир Розенталь прислал знаменитому композитору выполненный в подарок ему экслибрис и получил в ответ слова искренней благодарности.
Отечественная история и современность переплелись в творчестве наследника Шостаковича - ленинградского композитора, народного артиста СССР Андрея Петрова. Одно из крупных его произведений - опера "Петр Первый", удостоенная Государственной премии СССР. Она и определила сюжетную основу книжного знака, который с присущей его почерку стилизацией выгравировал известный вильнюсский художник Альфонсас Чепаускас. А центральный образ он "позаимствовал" у В. А. Серова, из его знаменитого полотна "Петр I".
"Ленинград - любимый мой город, - говорит народный артист СССР Юрий Темирканов. - Люблю его так же, как родную мать, как свою малую кавказскую родину". Выполняя в подарок своему земляку экслибрис, заслуженный художник Кабардино-Балкарии Герман Паштов создал со свойственным ему высоким мастерством настоящую поэму в гравюре. Так образно и ярко сумел он передать "дух и букву" творчества выдающегося дирижера.
Поклонники оперного искусства высоко ценят талант народного артиста СССР Бориса Штоколова. Любят певца и в семье симферопольского художника Вадима Липецкого, который сделал для него экслибрис. В композицию гравюры удачно "вмонтировано" здание Театра оперы и балета им. С. М. Кирова, который давно, почти тридцать лет назад, стал родным домом Б. Штоколова в этом театре он выступил в партии Бориса Годунова, что тоже отображено в гравюре.
Одна из основных тем произведений Даниила Гранина - наука и ее творцы; ей посвящены имевшие большой успех романы "Искатели", "Иду на грозу". Это "проливает свет" на сюжетное решение графической миниатюры, адресованной писателю. В центре композиции портрет М. В. Ломоносова - начала всех начал в отечественной науке. И еще московский мастер книжного искусства Александр Зайцев ввел в сюжет изображение моста, носящего имя великого русского ученого (один из двух сохранившихся мостов - замечательных памятников конца XVIII в.).
Пушкинский Петербург на книжных знаках писателя Н. А. Раевского, ученого-филолога К. П. Авдеева, ростовского инженера коллекционера Л. Тартынского воссоздали художники из Алма-Аты, Москвы, Винницы. Экслибрис научного сотрудника Эрмитажа В. Глинки, автора исследований об истории русского оружия, - изящная ксилография московского мастера Алексея Мищенко...
Такое богатое разнообразие и такая единая общая любовь. Поистине "в целом мире нет, нет красивее Ленинграда моего" - права песенная строка: для каждого из нас этот город - мой Ленинград, а для всех вместе - всегда наш родной город Ленина.
В заключение необходимо, хотя бы совсем кратко, заглянуть в ленинградское коллекционерское движение. История советской культуры высоко ценит деятельность Ленинградского общества экслибрисистов, его большую роль в исследовании происхождения и распространения книжного знака в России, творчества художников-экслибрисистов, вопросов эмблематики и техники ассоциативных миниатюр. За неполных девять лет было проведено свыше 170 заседаний. В 1923 - 1926 годах общество организовало в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина три представительных выставки экслибрисов. Бессменным председателем ЛОЭ был Владимир Степанович Савонько (1877 - 1936). Особое значение имеют 13 выпусков "Трудов ЛОЭ", вышедших в 1924 - 1931 годах.
Преемником славных традиций ЛОЭ в наше время стал Ленинградский клуб экслибрисистов и любителей графики, отметивший недавно свое 20-летие. Клуб ведет интересную работу по пропаганде книжного знака, на его заседаниях изучается творчество художников. ЛКЭ организует в Домах культуры, книжных магазинах экспозиции малой графики. (Автор выражает благодарность руководителям ЛКЭ В. В. Худолею и В. А. Кундину за помощь в подборе материалов для настоящего издания.)
Ленинградская тема в советском искусстве экслибриса постоянно обогащается новыми графическими миниатюрами, работами художников - профессионалов и любителей - из разных городов нашей страны.

Источник:       Я. Л. Бейлинсон. Ленинград в экслибрисе (миниатюрное издание). "Книга"М., 1988

в начало

© Идея и подбор материала - Нелепец Виктор Васильевич
©Дизайн, программирование и техническая поддержка - Нелепец Андрей Викторович
Дата создания - Февраль 2002 года.

Rambler's Top100