Музей экслибриса - на заглавную, Exlibris Museum

Exlibris - "из книг"

 
Музей экслибриса
О музее


Категории экслибрисов
по автору
по теме

 
 Информация
литература
книжная графика
издательские марки

 

 

Яков Бейлинсон

КНИЖНАЯ  МОСКВА  В  ЭКСЛИБРИСЕ

В своей основе книжный знак, ex libris, - это выявление любви и уважения к книге. Это - сгусток мыслей и чувств, посвященных книге.

А. А. Сидоров

" Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!" Эти ставшие крылатыми пушкинские слова с гордостью произносят миллионы советских людей, все народы нашей многонациональной Отчизны. Столица первого в мире социалистического государства - Союза ССР, Москва стала символом торжества великих идей Маркса, Энгельса, Ленина, оплотом мира и прогресса на Земле.
Всем честным людям планеты близки и дороги ее Красная площадь с Мавзолеем Владимира Ильича Ленина - основателя Коммунистической партии и Страны Советов, вечно живого вождя всего прогрессивного человечества, и самый мирный государственный центр - Московский Кремль. Здесь на съездах Ленинской партии определяются исторические вехи движения Советского Союза по пути к коммунизму, утверждаются грандиозные планы пятилеток, провозглашаются принципы Ленинской политики мира.
Подвиг города-героя Москвы золотой страницей вписан в историю Великой Отечественной войны.
Москва - крупнейший центр передовой науки, культуры, искусства. Весь мир знает нашу столицу и как город книжный с множеством библиотек, издательств, типографий, книготорговых предприятий. Широкую известность заслужили московские ученые-книговеды и библиофилы.
...Есть в самом центре города, вблизи Красной площади, красивой архитектуры здание. Мемориальная доска сообщает, что на этом месте находился Печатный двор, где в 1564 году Иван Федоров напечатал первую русскую книгу. Следует уточнить - первую датированную, ибо исследователями установлено, что начало книгопечатания в Москве относится ко второй половине 50-х годов XVI века. Известны так называемые анонимные, или безвыходные, издания в десятилетие, предшествовавшее выходу "Апостола" Ивана Федорова. Эта книга по праву считается выдающимся произведением русского первопечатного искусства, которое намного превосходит по качеству набора и оформлению те, что были сделаны в анонимной типографии. Через год Федоров вместе с Петром Мстиславцем выпустили двумя изданиями Часовник.
Благодарное Отечество свято чтит память своего славного сына. Поскольку год рождения Ивана Федорова точно неизвестен (ок. 1510 г.), памятные торжества проводятся в годовщину его смерти. В конце 1983 года народы Советского Союза широко отметили 400-летие со дня кончины русского первопечатника.
Развитие книгопечатания привело к появлению - довольно многочисленных по тому времени - библиотек.
Сведений о первых книжных собраниях в древней Москве сохранилось мало, большинство библиотек было уничтожено пожарами. С XV века в городе существовали хранилища рукописных книг, самые крупные находились в Успенском соборе в Кремле, Даниловском и Заиконоспасском монастырях. Патриаршей палате. Посольском и Аптекарском приказах. Библиотека Правильной палаты Печатного двора хранила так называемые кавычные книги - письменные и печатные образцы для будущих переизданий.
В начале XVIII века была создана первая публичная библиотека В. А. и В. В. Киприяновых, а в конце этого столетия москвичи имели уже бесплатную библиотеку-читальню, которую открыл знаменитый русский просветитель и книгоиздатель Николай Иванович Новиков. Он внес выдающийся вклад в развитие московского книжного дела, созданная им "Типографская компания" за десять лет (1779 - 1789) выпустила около трети книг, вышедших за эти годы в России. В 1862 году в составе Румянцевского музея была основана библиотека, которая ныне превратилась в крупнейшее хранилище произведений печати - Государственную библиотеку СССР имени В. И. Ленина.
Всемирно известны и такие книгохранилища столицы, как Всесоюзная государственная библиотека иностранной литературы (ВГБИЛ), Государственная публичная научно-техническая библиотека (ГПНТБ) и другие.
На миллионах книг - московская марка. Более полусотни крупнейших - центральных и республиканских (РСФСР) - издательств сосредоточено в главном городе страны.
Несколько столетий насчитывает и история русского библиофильства, хотя самый бурный его расцвет тоже связан, естественно, с нашим советским временем, когда книга вошла буквально в каждый дом.
В средневековой Москве (XVI - XVII вв.) личные библиотеки были у богатых бояр, князей, у царей. С начала XVIII века в книжных собраниях светская литература стала преобладать над изданиями духовного характера.
К началу Петровской эпохи относится возникновение московского экслибриса. Хорошо известны три прекрасные библиотеки, которыми владели сподвижники Петра Первого - его ученый секретарь, один из создателей русской артиллерии и устроитель Навигацкой школы в Москве фельдмаршал Яков Вилимович Брюс, лейб-медик царя и управляющий Аптекарским приказом Роберт Арескин, член верховного тайного совета князь Дмитрий Голицын (впоследствии осужденный к пожизненному заключению в Шлиссельбургской крепости за попытку ограничить власть Анны Иоанновны). У первых двух были пышные гербовые экслибрисы (они воспроизведены и описаны в ряде новейших книг по искусству книжного знака). Стоит еще раз вспомнить, что экслибрис Я. Брюса помог сохранению его собрания, насчитывавшего около полутора тысяч книг; сейчас оно находится в фондах Библиотеки Академии наук СССР.
В XIX веке московский экслибрис, как и все отечественное искусство этого жанра, получает новые направления развития, меняется его сюжетно-тематическое содержание. На смену пышным гербовым приходят художественно-ассоциативные композиционные решения. Экслибрис вызвал интерес крупных художников, таких, например, как М. А. Врубель, В. М. Васнецов и др. Большое влияние на московских мастеров графики, как известно, оказали художники, объединившиеся вокруг журнала "Мир искусства".
Подлинный расцвет московского экслибриса связан с творчеством выдающихся деятелей советского книжного искусства В. А. Фаворского, А. И. Кравченко, И. Н. Павлова и его учеников М. В. Маторина, Н. И. Пискарева, а также вышедших из школы В. А. Фаворского Г. А. Ечеистова, Г. А. Кравцова, М. И. Пикова, М. И. Полякова. Говоря о 20 - 30-х годах нашего столетия, кандидат искусствоведения С. Ивенский отмечает, что "московский экслибрис обозреваемого периода - явление заметное и неповторимое в истории русской графики" (Ивенский С. Мастера русского экслибриса. Л.: Худож. РСФСР, 1973, с. 34).
И у нас в стране, и за ее пределами известны замечательные успехи художников СССР в области малой графики за последние два десятилетия; на многих выставках в разных странах мира экспонировались их графические миниатюры. По праву возглавляют ныне советскую школу экслибриса мастера графики - москвичи. Обладатель двенадцати международных наград заслуженный художник РСФСР А. Калашников и народный художник РСФСР Ф. Константинов, заслуженный художник РСФСР В. Носков и заслуженный работник культуры республики М. Фрам, видные мастера книжного оформления Н. Калита и В. Фролов, десятки других художников столицы создают экслибрисы для личных и общественных библиотек. Конечно же, в их "арсенале" большое число знаков для крупных книгохранилищ и библиофилов-земляков. Вместе с тем сюжеты, связанные с книжной Москвой, нередки у графиков из других городов.
Давние традиции имеет и коллекционирование экслибрисов. Одну из самых интересных коллекций собрал в начале XX века первый русский исследователь экслибриса Удо Иваск (1878 - 1922). Он передал ее Московскому археологическому институту, сейчас она находится в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Здесь же теперь еще одна коллекция - крупного библиографа и библиофила Д. В. Ульянинского.
В 1905 году в Москве было создано Общество любителей книжных знаков (просуществовавшее два года), в числе его учредителей был создатель театрального музея А. А. Бахрушин, собрание которого насчитывало 3000 экслибрисов.
Крупные коллекции были у москвичей В. Я. Адарюкова, Н. Н. Орлова, М. С. Базыкина, П. Д. Эттингера, С. А. Сильванского. В 20-е годы начал собирать экслибрисы член-корреспондент АН СССР, один из основоположников советского книговедения А. А. Сидоров; его коллекция принадлежит к числу самых богатых в нашей стране. Крупнейшим в Москве собранием владел активный пропагандист книжного знака С. П. Фортинский (более 40 тысяч русских и советских знаков).
Накануне третьей годовщины Великого Октября библиофилы столицы организовали Русское общество друзей книги (РОДК). Через несколько лет с ним слилось Московское общество любителей книжных знаков. В первой половине 30-х годов экслибрисисты входили в секцию, которая была сначала при Московском обществе филателистов, а затем - коллекционеров (МОВОК). С 1963 года ведет свою летопись Московский клуб экслибрисистов (МКЭ), объединяющий свыше ста коллекционеров и художников. После создания Всесоюзного добровольного общества любителей книги МКЭ входит в его состав (ВОК направляет деятельность всех экслибрисных организаций страны).
Многотысячную коллекцию советского книжного знака справедливо называют своеобразной энциклопедией интересов и профессий, литературных привязанностей людей, преданных "самому великому из всех чудес, созданных человечеством". К этому можно добавить, что экслибрисы, созданные художниками для общественных библиотек, по-своему отражают не только характер книгохранилищ, но и роль их в жизни нашего общества.
Тема "Книжная Москва" объединяет сотни графических миниатюр. Многие из них представлены в настоящем издании, которое состоит из двух частей. В первой помещены экслибрисы общественных библиотек, во второй - известных деятелей книги, писателей, библиофилов.
Открывается книга экслибрисами, адресованными Музею К. Маркса и Ф. Энгельса, Центральному музею В. И. Ленина и Музею Революции СССР.
Весной 1983 года, когда все прогрессивное человечество отмечало стошестидесятипятилетие со дня рождения и столетие со дня смерти Карла Маркса, экслибрис для московского музея сделал лауреат премии Ленинского комсомола Леонид Козлов. Талантливый художник, он широко известен как автор изотрилогии "Маркс, Энгельс - ученые, борцы, революционеры", альбомов "С Интернационалом воспрянет род людской", "В. И. Ленин. Задачи союзов молодежи" и др. Экслибрис для музея К. Маркса и Ф. Энгельса - дебют художника в искусстве книжного знака. В основе сюжета - портреты основоположников научного коммунизма. Строго и четко введена в композицию шрифтовая часть. Лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" дан на немецком языке - по оригиналу "Манифеста Коммунистической партии".
Центральный музей Революции СССР проводил среди художников конкурс на лучший экслибрис для своей библиотеки. В соревновании приняли участие многие графики. Лучшей была признана работа москвича Михаила Павлова. Главное в композиции знака - фигура Ильича, произносящего речь с броневика. Солдаты Октября, красная гвоздика - цветок борцов за правое дело, книги - все это удачно скомпоновано автором. Позднее для музея революции выполнил знак старейший московский мастер ксилографии Гершон Кравцов, эта гравюра вызвала большой интерес, впервые она была воспроизведена в газете "Правда". А в те далекие годы, когда Советская страна только набирала темпы строительства новой жизни, экслибрис этому музею сделал Сергей Чехонин, поместив в центр сюжета сияющее Солнце и ярко-красную звезду как символ веры в победу дела революции.
В нескольких публикациях, и в их числе альбом "Образ В. И. Ленина в экслибрисе" (М.: Книга, 1970), воспроизводилась гравюра Г. А. Кравцова, которую он предназначил для книг, хранящихся в Центральном музее В. И. Ленина в Москве; художник воссоздал образ вождя и запечатлел здание на площади Революции, где находится этот всемирно известный музей. Как образ живого воплощения ленинских идей воспринимается публикуемая среди первых в этой книге гравюра Анатолия Калашникова для книжной выставки, посвященной XXVI съезду КПСС, которая была развернута в Кремле в дни работы партийного форума.
Главная библиотека страны, которая носит имя В. И. Ленина, отметит 1 июля 1987 года свое стодвадцатипятилетие. ГБЛ - крупнейшее книгохранилище и научно-исследовательский центр, она располагает наиболее полным собранием отечественных произведений печати. Фонды ее превысили тридцать миллионов, это издания на двустах пятидесяти языках мира. Вряд ли найдется на всей планете библиотека равная ГБЛ по масштабам обслуживания читателей. Среди тех, кто постоянно пользуется ее книгами, многие наши художники. Для Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина создано несколько экслибрисов - они рассчитаны на разные отделы ее фондов. Когда видный мастер графики Евгений Голяховский задумал сделать в подарок ГБЛ экслибрис, он, как рассказывал автору этих строк, решил что знак будет сопровождать книги из Ленинианы, хранящейся в нашей национальной библиотеке.
Книгам о Советском государстве и обществе, а также посвященным теме строительства коммунизма, адресовал свою гравюру А. Калашников; на ней запечатлены фрагменты старого и нового зданий ГБЛ. Как легко можно понять, художник Вячеслав Чефранов предназначил графическую миниатюру литературе по древней истории - стоит только посмотреть на сделанный им знак. Рядом с работами москвичей - линогравюра художника из украинского города Луцка Николая Шамрилы. Лаконичен, но выразителен ее сюжет: эмблемы нашей державы и раскрытая книга - это символ самого читающего в мире советского народа.
Выполняя книжные знаки для крупных библиотек, их авторы стремятся в сюжетных решениях "сообщить" главное в содержании книгохранилищ. Даже если это главное явствует из шрифтовой части, как, например, на гравюре Сергея Харламова "Ex libris Исторической публичной библиотеки", а тем более когда оно зашифровано аббревиатурой, как на знаке Г. Кравцова для Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы.
Эта кравцовская работа известна, а ксилографию С. Харламова, вырезанную в середине 1983 года, знают пока немногие. Один из талантливых молодых художников, он работал над этим экслибрисом с вдохновением (это чувствуется и по образному решению, и по тщательной проработке деталей, и по тончайшей ажурности штриха), как он сам признавался, прежде всего из любви к истории родного Отечества (что тоже видно в сюжете), а также потому, что знаменитая московская "Историчка" часто помогает ему в работе. Знак этот можно без сомнения отнести к лучшим графическим миниатюрам художника.
Большой популярностью пользуется в столице и "Некрасовка" - Центральная городская публичная библиотека на Большой Бронной. Открытая вскоре после победы Октябрьской революции, имя великого поэта она получила в 1946 году, когда отмечалось стодвадцатипятилетие со дня рождения Н. А. Некрасова. В последние годы эта библиотека стала и одним из центров пропаганды экслибриса, здесь проводятся заседания МКЭ, выставки художников-москвичей. "Некрасовка" имеет несколько экслибрисов, в числе которых гравюры на дереве Г. Кравцова и владимирского художника Владимира Леонова. Разные по сюжетным решениям, оба этих знака проникнуты светлым чувством, которое именуется книголюбием.
Среди любителей чтения и библиофилов широко известна Городская библиотека № 2. Она - в доме, где жил Н. В. Гоголь (ныне - Суворовский бульвар, 7). Неподалеку высится памятник великому русскому писателю. Этот монумент и запечатлен на ксилографии Владимира Морозова.
В столице более ста районных библиотек. Одна из них - в Киевском районе - носит имя Тараса Шевченко. Великий Кобзарь бывал в Москве, и она свято хранит память о замечательном сыне украинского народа. Известный график киевлянин Микола Стратилат выполнил в подарок московской библиотеке книжный знак, воссоздав на нем портрет своего знаменитого земляка и интересно использовав национальный орнамент. Еще один пример того, как маленький листок экслибриса становится символом дружбы народов.
Четверть века назад была открыта Первая Московская библиотека на общественных началах, и сразу же инициатива создания таких очагов книжной культуры получила широкое развитие. Вскоре у ПМБНОН появился экслибрис, на котором его автор (Г. Кравцов) очень убедительно, афористично передал штихелем сущность и значение нового тогда и очень важного дела.
Мастера графики не обошли вниманием и библиотеки московских издательств. Начало эти экслибрисы ведут с тех книжных знаков, которые предназначались библиотеке Госиздата.
В 1923 году Комиссия по изучению искусства книги Государственного издательства объявила конкурс на книжные знаки для госиздатовской библиотеки и архива Российской центральной книжной палаты. В состав этой комиссии входили такие крупные знатоки книги и графики, как В. Я. Адарюков, В. В. Гольцев, М. А. Добров, И. И. Лазаревский, А. А. Сидоров, В. А. Фаворский, П. Д. Эттингер. В конкурсе участвовали известные художники, и среди них Н. И. Пискарев; он выполнил два проекта экслибриса для библиотеки Госиздата. На первом изображена раскрытая книга, а над ней печатный валик; снизу - серп и молот; шрифтовую часть автор поместил на страницах книги - справа слова "Знание народу", а слева прописные буквы "ГИ". Этот вариант, однако, не понравился художнику, и он сделал другой. Исследователи отмечают, что это был первый экслибрис, гравированный самим Николаем Ивановичем. Знак довольно часто публикуется, участвует в выставках. В его сюжете - печатная машина и рабочий-полиграфист, показан процесс печати; на листе бумаги слова "Р. С. Ф. С. Р." и ниже "Книга народу". Рядом с машиной книжные полки, которые с нею связаны молнией-стрелой. Этот экслибрис был признан лучшим по содержанию и исполнению, удостоен первой премии и напечатан в сборнике трудов "XXV заседаний Комиссии по изучению искусства книги" (1924 г.).
Книжные знаки для библиотеки Госиздата выполнили также В. Фаворский, А. Кравченко, П. Павлинов...
Видный советский художник Евгений Бургункер, плодотворно сотрудничавший с Гослитиздатом, оформивший и иллюстрировавший ряд лучших его книг, которые и ныне хранятся в библиотеке издательства, вырезал на самшите в подарок этой библиотеке экслибрис. Гравюра датируется 1935 годом. На ней изображен раскрытый том, на верхнем краю которого "разместился" Пегас (крылатый конь впоследствии вошел в эмблему издательства). В 1983 году на Международной книжной выставке-ярмарке знак издательства "Художественная литература", выполненный А. Калашниковым, наклеивался на книги, приобретенные на ММКВЯ.
Среди миллионов читателей разных возрастов - от школьников до ветеранов - большую популярность завоевало московское издательство "Знание". Основанное более трех десятилетий назад, оно выпустило тысячи научно-популярных книг и брошюр по различным отраслям знаний. Каждая вторая научно-популярная книга в стране выходит с маркой "Знания". Литературе, хранящейся в самом издательстве, посвятил свою новую графическую миниатюру художник Владимир Савельев, емко и убедительно отобразив в ее сюжете характер этой литературы.
Творческая биография А. Калашникова на протяжении многих лет связана с издательством "Книга". Здесь вышли и первые альбомы его экслибрисов. Естественно, что художник посвятил этому издательству одну из своих ксилографии. Старинное перо, штихель и другие орудия труда мастеров книжного оформления составили основу композиции. В шрифтовой части, правда, нет слов "из книг" (или "Ех libris"), но все же гравюру вполне можно считать знаком книжным.
Библиотеке "Изобразительного искусства", которой он часто пользуется, готовя к выпуску в этом издательстве свои работы, адресовал книжный знак известный график Владимир Семенов. В композиции его рисунка органично соединены книга, "орудия труда" мастеров живописи, графики и ваяния, а также розы, как символ прекрасного...
За два десятилетия издательство "Колос" завоевало большой авторитет, особенно у тружеников села, которым в основном предназначены его книги. Экслибрис для издательской библиотеки сделал Борис Малинин из Зеленограда.
Красивый знак призван сопровождать книжное собрание, принадлежащее издательству "Малыш". Выполняя эту гравюру на пластике, молодой талантливый мастер из Пскова Александр Шершнев чутко уловил специфику библиотеки. Впрочем, это не составляло особого труда, дома у него, вернее у его детей, очень популярны книжки "Малыша". Герои их - Буратино, Самоделкин, Карандаш - "встретились" в композиции экслибриса.
По соседству - строгий знак библиотеки "Медицины" с развернутой книгой, на которой марка издательства (художник Вячеслав Егоров), немногословный и четкий экслибрис "Молодой гвардии", где удачно обыграны и издательская марка и эмблемы таких популярных серий, как "ЖЗЛ", "Юные герои", "Ровесник" (молодой график Владимир Руткин). "Охранную грамоту" библиотеки издательства "Мысль" вырезал на линолеуме художественный редактор, много лет в нем работающий, - Владимир Найденко; он воспроизвел фрагмент известной роденовской скульптуры. И вновь неотъемлемая часть сюжета - издательская марка.
Ленинградский художник Вячеслав Кундин нарисовал прекрасный, глубоко продуманный и хорошо исполненный экслибрис в подарок издательству "Наука". С портретом М. В. Ломоносова в центре раскрытой книги соседствуют - слева его пророческие слова о том, что "может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать", а справа - три даты: 1727 - основание академического издательства, 1923 - год, когда было образовано издательство АН СССР, и 1963 - с этого времени оно стало называться "Наукой". Внизу - его марка. Несмотря на обилие деталей, композиция не выглядит перегруженной, знак строг и изящен.
Полувековому юбилею издательства "Советский писатель" посвятил книжный знак один из самых талантливых мастеров ксилографии Михайл Верхоланцев. Небезынтересно заметить, что во время работы IV Московской международной книжной выставки-ярмарки осенью 1983 года оттиски этой гравюры, отпечатанные самим автором, вручались участникам и гостям выставки.
Еще два экслибриса созданы художниками для библиотек издательств, с которыми связана их непосредственная работа. Старейший мастер книжного оформления и один из пионеров советского книжного знака (первая его такая работа датирована 1925 г.) Михаил Фрам сделал превосходную гравюру в дар библиотеке издательства "Просвещение", в котором он на протяжении более полувека заведовал художественной редакцией. Ксилография точна и четка по содержанию, ее символ - книги, несущие свет. В ином ключе и тоже мастерски исполнил гравюру на дереве молодой график, сотрудник издательства "Современник" Валерий Покатов (он же к 90-летию со дня рождения Владимира Маяковского сделал знак для книг, хранящихся в московском музее великого советского поэта).
"Библиотека Первой Образцовой типографии им. А. А. Жданова" - значится на книжном знаке, который впервые был воспроизведен в многотиражке этого прославленного предприятия. В Первой Образцовой большое книжное собрание; часто им пользуется молодой полиграфист Владимир Савельев, одаренный график. Он и выполнил экслибрис, в сюжете которого портрет знаменитого русского издателя - просветителя Ивана Дмитриевича Сытина (1851 - 1934), основавшего более ста лет назад эту типографию; автор гравюры изобразил и здание, где она в настоящее время находится.
Из книготоргующих учреждений больше всего повезло с экслибрисами Книжной лавке писателей. Две из включенных в наше издание графических миниатюр были исполнены в 1921 году, это работы И. Н. Павлова и В. А. Фаворского. Ксилография М. И. Пикова датирована 1930 годом. У экслибрисов, сделанных Фаворским и Пиковым, есть тематическое сходство: изображены покупатели, выбирающие нужные им издания. Павлов же остановился на "архитектурной" композиции.
Выдающийся деятель советского книжного искусства Н. В. Кузьмин сделал лишь несколько экслибрисов, среди них есть знак писательской лавки. Автор работал над ним в то время, когда его перовые рисунки к "Евгению Онегину" получили золотую медаль Всемирной выставки в Париже (1937 г.). В композиции экслибриса он изобразил Пушкина рядом... с молодыми людьми 30-х годов XX в.
Выше упоминался конкурс, объявленный в начале 20-х годов Госиздатом. Несколько знаков было представлено и для Российской центральной книжной палаты. Она была переведена в Москву после декрета от 30 июня 1920 года "О передаче библиографического дела в РСФСР Государственному издательству", подписанного В. И. Лениным (до этого Российская книжная палата была в Петрограде). С 1936 года - Всесоюзная книжная палата, центр государственной библиографии и статистики советской печати. В классику нашей малой графики вошли экслибрисы, адресованные книжной палате, которые были представлены на конкурс А. И. Кравченко и П. Я. Павлиновым. Совершенно разные по сюжетному содержанию, они вместе с тем близки и точны по главной цели - показать роль книги как вечно живого источника знаний.
Большие книжные собрания есть у многих промышленных предприятий Москвы. Для некоторых библиотек существуют и экслибрисы. Известен и не раз публиковался книжный знак Г. Кравцова для библиотеки завода "Серп и молот". Одной из лучших заводских библиотек столицы по праву считается зиловская. На знаменитом автогиганте тысячи активных читателей, здесь постоянно проводятся конференции по новинкам советской прозы, встречи с писателями. Гравюра Б. Малинина, подаренная библиотеке завода им. И. А. Лихачева, немногословна, художественно-ассоциативный "текст" прост: "Книга и производство", и предназначена она для специальной технической литературы.
В связи с заводской тематикой нельзя не вспомнить один из первых (если не самый первый) экслибрисов школы ФЗУ. Ксилографию выполнил известный мастер графики М. В. Маторин в 1926 году. В центре черной плоскости узорной вязью аббревиатура ФЗУ, внизу раскрытая книга, типографская литера, штихель. Знак сопровождал книги по технике книгопечатания и искусству в библиотеке Хамовнической районной школы фабрично-заводского ученичества полиграфического производства.
Далее остановимся на музейных книжных знаках. Не так давно, в мае 1983 года, в столице открылся первый в ее истории Музей книги. Он создан при Библиотеке имени В. И. Ленина. Экспозицию разместили в ее старинном здании, которое известно как Пашков дом. Верхняя часть этого архитектурного памятника в графическом "пересказе" А. Калашникова, украшает вырезанную им ксилографию "Москва. Музей Книги". Им же создан двухцветный знак библиотеки Государственного Исторического музея, экслибрис посвящен шестисотлетию Куликовской битвы. Тема защиты Отечества и мира на земле звучит в графической миниатюре, исполненной ленинградским художником В. Кундиным для Центрального музея Вооруженных Сил СССР.
Творческое наследие Е. Н. Голяховского хранит десятки превосходных знаков-ксилографий, и один из лучших был сделан замечательным мастером для музея А. С. Пушкина. Этому же музею подарил интересный экслибрис известный график Виктор Щербинин.
В самое последнее время художниками выполнено в различной технике несколько интересных графических миниатюр для московских музеев. Вот изящная, совершенная по замыслу и его осуществлению ксилография мастера книжного оформления Юрия Коннова (он заведует редакцией в издательстве "Художественная литература", его гравюры-иллюстрации получили широкую известность). Экслибрис Дома-музея академика С. П. Королева с портретом одного из создателей советской космонавтики и первым спутником, возвестившим миру в октябре 1957 года о начале космической эры. Музеем-квартирой другого великого ученого, К. А. Тимирязева, получен знак (гравюра на пластике) Владимира Потапова; этот художник сейчас работает в Московском государственном художественном институте им. В. И. Сурикова, библиотеке которого он тоже подарил экслибрис.
График из Подмосковья Дмитрий Пальцев выполнил книжный знак музея Николая Островского.
Архитектурный памятник столицы, знакомый многим поклонникам сценического искусства, воспроизведен на рисунке Владимира Семенова. Автор этого экслибриса, сделанного в подарок театральному музею им. А. А. Бахрушина, создал серию работ о Москве и ее истории, изданных несколькими большими подборками. (Забегая вперед, надо отметить и знак В. Семенова для школы № 310, в которой он учился: портрет А. С. Пушкина, его строки "Здравствуй, племя младое, незнакомое!" - не случайны в сюжете - школа находится в Б. Харитоньевском переулке, где, как известно, бывал и о котором писал великий поэт.)
Еще один сюжет как бы переносит нас в далекое прошлое: здесь изображено каменное сооружение XVII в. - башня с двухшатровым верхом, которая была построена перед въездом на Всехсвятский (ныне Б. Каменный) мост. Этот знак Музея истории и реконструкции Москвы вырезал на дереве Георгий Еремеев.
Известным художником книги Николаем Калитой выполнена ксилография, на которой значится: "Музей Ф. С. Шкулева". Имя Шкулева вошло в историю города. Энциклопедия "Москва" (с. 666) сообщает, что он принимал участие в Декабрьском вооруженном восстании в 1905 г. на Пресне, создал стихотворение "Кузнецы", ставшее позднее революционной песней. Строка из нее воспроизведена автором гравюры на знамени рядом с портретом поэта (музей его в московской школе № 773).
Завершая музейную сюиту, обратимся в прошлое. Почти шесть десятилетий назад Н. И. Пискарев создал ксилографию для Государственного музея изящных искусств (ныне Музей им. А. С. Пушкина на Волхонке). По мнению искусствоведов, это один из лучших экслибрисов большого мастера. Гравюра светится любовью к книге и искусству, проникнута строгой торжественностью. Знак воспроизведен в подборке "Экслибрисы московских художников", отпечатанной с авторских досок в эстампной мастерской издательства "Изобразительное искусство" (1982 г.).
Широк диапазон других экслибрисов, включенных в первую часть книги.
Памятник великому пролетарскому писателю, родоначальнику социалистического реализма, установленный на площади Белорусского вокзала, воссоздал на гравюре Вадим Житников; это знак для Литературного института, который носит имя Алексея Максимовича Горького. Строгая документальность отличает экслибрис академического Института общей и неорганической химии им. Н. С. Курнакова (выполнен А. Калашниковым); обширная шрифтовая часть органично вписалась в сюжет. Добавим, что это один из серии знаков, которые художник посвятил науке. И вспомним, что химический институт АН СССР значится также на экслибрисе, рисованном в 1927 году Григорием Гидони. Так на листках экслибрисов встречаются история и день сегодняшний.
Конечно, не каждый сегодня разберется, что означает слово "НИТ" - художник Николай Дмитревский вырезал эту ксилографию в 1925 году. Адресовал он ее Научно-исследовательскому институту имени Тимирязева. Оригинальное графическое решение позволило художнику четко передать философскую основу учения великого русского естествоиспытателя: обнаженный человек атлетического склада на странице огромной книги написал по-латыни "Materialismus".
Рядом с известным знаком Московского планетария одна из последних работ его автора Г. Кравцова, адресованная Институту педиатрии АМН СССР. Оба эти экслибриса относятся к графическим миниатюрам с открытой символикой; здание планетария и атрибуты звездной науки отчетливо объясняют характер литературы, для которой сделан знак, так же как фигуры врача и ребенка достаточно ясно говорят о книгах в научном медицинском учреждении.
Художники из разных городов выполняют экслибрисы для книгохранилищ Москвы. Заслуженный художник Кабардино-Балкарии Герман Паштов, например, вырезал на самшите красивый знак в дар Государственной центральной театральной библиотеке (ЦТБ). Гравюра на пластике Владимира Шефера из Усть-Каменогорска (Казахстан) имеет другой адрес - это библиотека Всероссийского театрального общества. Псковский график Борис Яковлев, основная работа которого связана с авиацией, выполнил изящный экслибрис для библиотеки Центрального аэроклуба СССР, носящего имя В. П. Чкалова. Основу сюжета составляет изображение спортивного самолета Як-18.
Среди экслибрисов для учебных заведений заслуживает быть особо отмеченной ксилография Георгия Еремеева "Из библиотеки историко-архивного института". Этот вуз находится в том здании, на котором установлена мемориальная доска, посвященная первой русской печатной книге. Во дворе его сохранились каменные постройки, где размещалось 12 печатных станов и "Правильная палата", - их детали есть в сюжете экслибриса. Изображен также сам первопечатник, как и еще на одном знаке этого художника, - оба посвятил он четырехсотлетию со дня кончины Ивана Федорова.
Включена в первую часть сюита гравюр, созданных А. Калашниковым к Московским международным книжным выставкам-ярмаркам (они безусловно имеют экслибрисный характер, ибо предназначены быть наклеенными на те издания, которые книголюбы приобретают во время работы ММКВЯ). С 1977 года такие выставки-ярмарки проводятся регулярно (через два года) и с большим, все возрастающим успехом. Графические миниатюры, приуроченные к каждой из них, вместе с зарубежными участниками ММКВЯ "уезжают" в разные страны, неся с собой память о книжной Москве.
И наконец, несколько знаков библиофильских организаций. Один из тех, что были розданы членам РОДК (художник Федор Захаров), ксилографии А. Калашникова, Г. Кравцова для популярных в столице секции книги Дома ученых и клуба любителей книги при ЦДРИ, знак, присланный Московскому клубу экслибрисистов из Алма-Аты художником Василием Тимофеевым.
Универсальный "Из книг о городе-герое Москве" экслибрис А. Калашникова открывает вторую часть нашего издания. Еще один экслибрис такого типа, сделанный Н. Калитой на тему "Москва - столица нашей Родины", предназначен для домашних библиотек.
Москва занимает особое место в истории советского библиофильства. В тяжелом 1920 году, когда еще не отгремели бои гражданской войны, группа энтузиастов, в которую входили создатель театрального музея А. А. Бахрушин, будущий крупный ученый А. А. Сидоров, видный мастер живописи И. Э. Грабарь, выступила с инициативой создания общества книголюбов. "И назвали его, - как пишет Алексей Алексеевич Сидоров в воспоминаниях, "Московские книголюбы" (Альманах библиофила. М.: Книга, 1977, вып. 4), - "Русским обществом друзей книги" - РОДК. Был выработан устав, представленный на утверждение целым рядом деятелей культуры, стоявших на советской платформе... Среди подписей "учредителей" была и моя подпись... Первым и до конца бессменным председателем РОДК был единодушно избран В. Я. Адарюков, старейший среди нас".
Здесь уместно напомнить, что сам автор воспоминаний более шести десятилетий был верным рыцарем Книги: "Все мои годы я жил книгой". А. А. Сидоров (1891 - 1978) собрал около 20 тысяч изданий, которые передал Институту истории искусств. Достоянием Ленинской библиотеки стала его коллекция - четырнадцать тысяч экслибрисов.
Энциклопедический словарь "Книговедение" аттестует Владимира Яковлевича Адарюкова (1863 - 1932) как искусствоведа, книговеда, библиофила. Он заведовал отделом русской гравюры в Румянцевском музее, потом перешел в Музей изящных искусств (ныне Музей им. А. С. Пушкина), где создал такой же отдел и работал в нем до последних своих дней. Был профессором Вхутемаса по кафедре истории книги, организовал архив Госиздата. Среди десятков трудов В. Адарюкова - ценные библиографические указатели, две уникальные книги о русском экслибрисе. Художниками для его прекрасной домашней библиотеки создано несколько экслибрисов, один из которых в технике гравюры на металле сделал А. И. Кравченко. На знаке "отмечена" литературная работа библиофила, есть вид на Кремль со стороны Волхонки...
Среди других деятелей РОДК А. А. Сидоров называет профессора Б. С. Боднарского ("председатель библиографического общества, всеми любимый и уважаемый"), П. Д. Эттингера ("живой, чудесный собеседник"), П. Н. Миллера ("главу всех знатоков старой Москвы"), М. И. Чуванова ("собравший изумительную библиотеку"). Упомянут также "гостеприимный И. И. Лазаревский", редактор журнала "Среди коллекционеров", который "всегда был готов помещать о РОДКе интересную информацию". Экслибрисы для этих москвичей тоже приоткрывают страницы книжной истории столицы.
Книжный знак председателя ученой комиссии "Старая Москва" Миллера - один из сюиты офортов, адресованных Н. С. Бом-Григорьевой членам этой комиссии. На гравюре запечатлен уголок старой Москвы. Экслибрис Эттингера, нарисованный известным мастером искусства книги Н. В. Ильиным, тогда главным художником Гослитиздата, обращает на себя внимание не только содержанием и исполнением, но и датой, когда он сделан, - 1942 год! В самых трудных условиях военного года жил в Москве интерес к книге.
По-особому интересен знак Б. С. Боднарского. Сюжет его, правда, незамысловат: ключ на раскрытой книге, как символ библиографии. Очень примечательно то, что рисунок этот выполнил Удо Георгиевич Иваск, имя которого в отечественной экслибрисистике занимает одно из самых высоких мест, - напомним, что этому исследователю принадлежит уникальное "Описание русских книжных знаков" в трех томах, изданное в 1905 - 1918 годах.
Собранной М. И. Чувановым за большую его жизнь библиотеке, насчитывающей более 20 тысяч названий, посвящено немало публикаций в газетах и журналах; подробно рассказано о ней в 4-м выпуске "Альманаха библиофила". В его книжном собрании редчайшие старопечатные издания, часть их теперь находится в ГБЛ. И понятно, что на знаке для этих изданий воспроизведен памятник Ивану Федорову, воздвигнутый в Москве в 1909 году. Кстати, этот монумент скульптора С. М. Волнухина вообще не редок на экслибрисах библиофилов. Так, назовем ксилографию М. Пикова для домашнего собрания видного деятеля книги, тоже одного из первых членов руководства РОДК, а затем председателя секции собирателей книг и экслибрисов МОВОФ Николая Николаевича Орлова (1898 - 1965), который передал в 1948 году значительную часть своей научно-книговедческой библиотеки (составлявшей свыше 8 тысяч томов) Фундаментальной библиотеке общественных наук АН СССР.
Москву книжную сегодня невозможно представить себе без замечательных художников слова, чьи сочинения есть в каждом из общественных книгохранилищ, в большинстве домашних библиотек. Для многих писателей столицы художники - и не только москвичи - выполнили экслибрисы.
Один из первых книжных знаков, адресованных советским писателям, - это гравюра "Из книг Леонида Леонова". Ее создал Вадим Фалилеев, и датирована она 1923 годом, который был знаменательным для будущего автора "Русского леса": как рассказывает Михаил Сабашников (его "Воспоминания" вышли в издательстве "Книга" на исходе 1983 года), в том году москвичи услышали рассказы начинающего писателя в собственном его чтении, а издательство М. и С. Сабашниковых выпустило его первую книгу. Изящный экслибрис с профилем молодого Леонова еще раз напоминает о том времени.
Константину Федину один из книжных знаков подарил его земляк Борис Протоклитов. Писатель тогда завершил свою трилогию, названия частей ее "фигурируют" в композиции рисунка.
В 1981 году наша общественность отмечала семидесятилетие председателя Союза писателей СССР Георгия Маркова. Многие художники из разных городов страны в подарок любимому писателю выполнили экслибрисы. А в сибирском городе Асине, на родине Георгия Мокеевича, была устроена выставка "Георгий Марков в книжных знаках". Мастер портретного экслибриса минчанин Евгений Тиханович сделал юбилейный знак в технике офорта.
Работая над оформлением сборника стихов Николая Тихонова для издательства "Детская литература", художник Николай Калита выполнил для выдающегося писателя и борца за мир книжный знак, который по праву считается одной из лучших графических миниатюр известного мастера. Эта гравюра, вырезанная штихелем на самшитовой доске, воспринимается не только как "охранная грамота" книг владельца, но и как вестник нашей эпохи.
Интересный сюжетный ход избрал новороссиец Федор Молибоженко в ксилографии, предназначенной для домашней библиотеки Сергея Михалкова. В композиции знака "увязаны" такие, казалось бы, разные "детали", как атрибуты писательской работы, фигура Дон Кихота, басенный персонаж, театральные маски как символика драматургии, да еще русская поговорка: "Прямиковое слово что рогатина".
Более 80 экслибрисов создал мастер ксилографии И. Н. Павлов. Среди них и знаки общественных библиотек (например. Музея изящных искусств), и многих известных друзей книги. Одна из лучших его работ - "Книга дяди Гиляя", подарок замечательному знатоку и бытописателю Москвы В. А. Гиляровскому; он жил в Столешниковом переулке, и в "Столешниках" у "дяди Гиляя" собирались знаменитости литературной Москвы.
Общеизвестно, какой огромный вклад в книжное дело, в пропаганду русской и советской книги внес выдающийся просветитель, библиограф и литератор Николай Александрович Рубакин (1862 - 1946). Одно из его книжных собраний (около 100 тысяч томов) хранится в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина. Какое значение придавал он экслибрису; видно хотя бы из того, что сам изготовил себе книжный знак с очень выразительным сюжетным решением. Девизом же избрал такие слова: "Да здравствует книга, могущественное орудие борьбы за истину и справедливость!" Такой экслибрис, отмечает О. Ласунский, "маленьким, но весьма характеристичным штрихом дополняет наше представление о духовной физиономии ученого" (Ласунский О. Г. Книжный знак. Воронеж, 1967, с. 40 - 41).
Книжные собрания москвичей В. Н. Алексеева, П. С. Краснова и П. М. Матко знают библиофилы и исследователи разных городов Советского Союза и других стран. Первый собрал уникальную библиотеку ленинских изданий (прежде всего, прижизненные публикации работ Ильича) и литературу о великом вожде. Об этом свидетельствует и ксилография, предназначенная для книг, которую создал один из видных мастеров графики Вадим Фролов. (Часть своих коллекций В. Алексеев передал в Центральный музей В. И. Ленина.) В грибоедоведческой подборке П. Краснова большой книжный раздел, один из знаков на эту тему выполнил уралец Рудольф Копылов. В классику советского экслибриса вошел рисунок Леонида Литошенко, сопровождающий книги московского инженера-энергетика П. М. Матко, собравшего лучшую в мире коллекцию о Ярославе Гашеке и Швейке.
Писатели-москвичи Евгений Осетров, Василий Ардаматский и Егор Исаев - видные деятели Общества книголюбов.
Библиофильская деятельность Е. И. Осетрова, автора прекрасных книг о столице, неразрывно связана с клубом книголюбов при Центральном Доме литераторов им. А. А. Фадеева, в котором он председательствует почти полтора десятилетия. Один из руководителей ВОК, организатор и бессменный главный редактор "Альманаха библиофила", Евгений Осетров давно, с юных лет собирает книги. Для разных отделов его домашней библиотеки художниками выполнены экслибрисы. Интересный знак, наклеиваемый на издания о родном Отечестве, сделал талантливый художник из Пскова, автор известной серии "Пушкинские места" Валентин Васильев.
В. И. Ардаматский - один из заместителей председателя Центрального правления ВОК - давно занимается проблемами библиофилии. В свое время для его домашней библиотеки сделал экслибрис большой друг писателя Константин Теодорович. Портрет Чехова в сюжете символизирует верность книге, Москве, традициям великой русской литературы. Лауреат Ленинской премии Е. И. Исаев возглавляет общество книголюбов России. Одну из его книг - подарочное издание "Даль памяти" - иллюстрировал известный график Вячеслав Лукашов (оно вышло в московском издательстве "Современник" в 1981 году.). Тогда же задумал художник сделать поэту экслибрис. Вот почему основной сюжетный ход знака навеян содержанием поэмы. Но это не иллюстрация - символика гравюры глубока: в родной земле, в человеке-труженике - смысл жизни, все, чем мы богаты и сильны. Это основа всей литературной и общественной деятельности Егора Исаева. А книга с факелом - афористичное обозначение работы в ВОКе.
Писатель Виктор Утков долгое время работал в "Союзкниге" Госкомиздата СССР. Широко известны его библиофильские труды, прежде всего те, что посвящены ершовскому "Коньку-горбунку". Главную тему писателя отразил в сюжете офорта минский художник Е. Тиханович.
В истории нашей книжной культуры заметный след оставили "Никитинские субботники". В 1922 году под этим названием было организовано кооперативное издательство писателей при одноименном литературном объединении, которое возглавляла Евдоксия Никитина (1895 - 1973). После того как это издательство слилось с другим - "Федерация", продолжал работать литературный кружок, и встречи "Никитинских субботников" длились много лет. Ярким напоминанием о них служит экслибрис А. Калашникова для Е. Ф. Никитиной, образно передающий "дух и букву" знаменитых встреч, душой которых она была до последних дней жизни.
Четверть века назад (1959 г.) открыл свою деятельность Клуб любителей книги при Центральном Доме работников искусств СССР. Инициатором его создания и первым председателем был заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член-корреспондент Академии художеств Виктор Михайлович Лобанов (1888 - 1970). Он много сделал для того, чтобы этот клуб ныне стал одним из ведущих библиофильских центров столицы. Многие годы клуб возглавлял инженер-полковник авиации в отставке Анатолий Филиппович Иваненко (1911 - 1975), он вел большую работу и как член Центрального правления ВОК, председатель секции книжной графики и экслибриса.
Естественно, что экслибрисы, адресованные каждому из этих библиофилов, выполненные разными мастерами графики, отражают главное, основное в их книжных увлечениях.
На два года клуба при ЦДРИ моложе секция книги московского Дома ученых, которую с первых ее шагов на протяжении двух десятилетий возглавлял Алексей Иванович Маркушевич (1908 - 1979), крупный ученый-математик, педагог, вице-президент Академии педагогических наук (с 1966 по 1975 г.). И математическая, и педагогическая, и библиофильская "страницы" его деятельности нашли отражение в изящной ксилографической миниатюре, вырезанной Г. Кравцовым.
В истории книжной Москвы мы встречаем имена Андрея Дмитриевича Торопова (1851 - 1927), открывшего более ста лет назад первую в Москве общедоступную детскую библиотеку, редактировавшего журнал "Книговедение", а в 1907 - 1920 гг. - "Книжную летопись"; доктора юридических наук Сергея Петровича Фортинского (1906 - 1971), собравшего, как уже отмечалось, крупнейшую коллекцию экслибрисов, автора ряда работ по библиофильству и книжному знаку;
Евгения Николаевича Минаева (1900 - 1981), известного коллекционера и пропагандиста малой графики; доктора исторических наук Владимира Дорофеевича Королюка (1921 - 1981), написавшего несколько книг и десятки статей по искусству экслибриса. Их знаки сделаны в различной технике и разными художниками, зачастую сюжетно мало похожи, однако в центре содержания этих миниатюр всегда книга - источник знания и света.
Широко известны книговедческие труды профессора МГУ А. В. Западова. В его домашней библиотеке большой раздел литературы по отечественной истории, для которого предназначен экслибрис, исполненный Николаем Еремченко. С книжным делом столицы, с подготовкой редакторов, книговедов связана многолетняя работа доктора филологических наук, профессора Н. М. Сикорского, и художник А. Калашников подчеркнул московский характер деятельности ученого, главного редактора сборников "Книга", которые родились на Кремлевской набережной, во Всесоюзной книжной палате.
Народного артиста СССР Бориса Тенина хорошо знают по кинофильмам, театральным спектаклям, телепередачам. А он еще и страстный библиофил, коллекционер малой графики. Из экслибрисов, которыми он помечает свои книги, мы воспроизводим линогравюру видного мастера искусства книги Евгения Когана. Многие узнают в ее сюжете мотив знаменитой киноленты "Человек с ружьем".
И еще - несколько владельческих знаков известных мастеров искусства книги: материнская двухцветная гравюра на дереве для домашней библиотеки упоминавшегося выше Н. В. Ильина, экслибрис С. Б. Телингатера, выполненный Леонидом Хижинским. Этот крупный график, ученик Д. Митрохина и В. Конашевича, внесший заметный вклад в советское искусство книги, сделал также изящный, тонкий по мысли книжный знак в подарок народному художнику СССР Дементию Шмаринову. Имя лауреата Государственной премии СССР Дмитрия Бисти - на графической миниатюре из столицы Киргизии, это экслибрис фрунзенского художника Александра Мисюрева. Сюжет знака подсказан работами московского мастера к произведениям Владимира Маяковского.
Включен также книжный знак для директора типографии "Красный пролетарий" А. А. Яцкова.
Конечно, в этом разделе представлена лишь небольшая часть экслибрисов, посвященных людям, причастным к книжной Москве.
Графические миниатюры, содержание которых связано с образом столицы нашего Отечества, ее историей и сегодняшним днем, постоянно присутствуют на стендах выставок экслибриса, устраиваемых как у нас в стране, так и за рубежом. В Москве и Ленинграде, Киеве и Вильнюсе, Минске и Ташкенте, Одессе и небольшом сибирском городе Асине, что в Томской области, других городах организуются такие экспозиции. Двадцатый по счету вернисаж советского книжного знака проведен летом 1984 года в Братиславе (ЧССР). Одна из крупнейших выставок советского экслибриса была приурочена к XIX Международному конгрессу экслибрисистов в Лондоне (1982 г.). В августе 1984 г., когда XX конгресс собрался в Веймаре (ГДР), и здесь выступили с большим успехом мастеpa графики из разных республик Союза ССР.
Многие коллекционеры имеют в своих собраниях специальные разделы "Москва в экслибрисе".
Коллекция книжных знаков, сюжеты которых повествуют о нашей столице, ее библиотеках и истинных рыцарях книги, постоянно пополняется. Их создают и москвичи, и художники других городов страны.
Эти графические миниатюры словно вливаются в многоголосую песнь советского искусства о великом городе мира и счастья людей.

Источник:       Я.Л. Бейлингсон. Книжная Москва в экслибрисе, (Миниатюрное издание), М., Книга, 1985

в начало

© Идея и подбор материала - Нелепец Виктор Васильевич
©Дизайн, программирование и техническая поддержка - Нелепец Андрей Викторович
Дата создания - Февраль 2002 года.

Rambler's Top100